Tag Archives: Хаяла Исмаилова Самара

ХАЯЛА ИСМАИЛОВА: «КОГДА В НАШ ДОМ ПОПАЛ СНАРЯД, БАБУШКА ПЕКЛА ХЛЕБ…»

Стандартный

Совсем недавно, когда мы опубликовали в Интернете проект будущего азербайджанского национального дома, который предполагается построить в парке Дружбы народов в жилом массиве «Волгарь», Ширвану Керимову позвонила женщина и сказала, что если проект осуществится, ее мама в дар этому дому создаст азербайджанский ковер ручной работы. Нам только надо знать, на какую тему вы хотели бы», — добавила звонившая.

Представилась она как Хаяла Рафиг кызы Исмаилова. Пятого июля по просьбе вашего корреспондента она пришла в офис ЛАСО в Дома дружбы народов, где она, по ее словам, однажды уже была. Состоялся подробный разговор, который, надеемся, будет интересным для читателей «Очага.

ХАЯЛА

— Скажите, вы родились в Самаре?

— Нет, я родилась в Азербайджане. В селе Гараколлу Физулинского района.

— А в Самаре давно живете?

— Давно. С детства. Папа мой после армии поселился в Куйбышеве.

— Он служил здесь?

— Нет, он служил в Чите. Когда закончил службу, приехал в Куйбышев, где к тому времени уже многие годы жил его дядя Октай, которого я называла дедушкой. Он был строителем. Папе в Куйбышеве понравилось и он решил остаться здесь. Потом он украл мою маму.

— Как украл? Она отказывалась выйти за него?

— Не она отказывалась, ее семья была против. Хотя мои родители были родственники. И свадьбу пришлось сыграть здесь. В ресторане «Лебедь», он и теперь есть, но называется уже по-другому. Потом, конечно, семьи родителей помирились. Некоторое время пожили в Гараколлу. Там я и родилась.

Через некоторое время родители вернулись в Самару, а я осталась жить с бабушкой Диларой. В первый класс я пошла там. Там же меня застала война.

— Когда армяне наступали, вы находились в селе?

— Да. И я очень хорошо помню тот день. Бабушка пекла хлеб. И вдруг началась стрельба. Помню момент, когда в дом попал снаряд и все разнес. Я лежала на кровати. Осталась цела только та часть дома, где была моя кровать и вокруг меня горячий хлеб. Я даже ранение получила…

— Бабушка не пострадала?

— Нет. Потом бабушка, тетя, племянник и я вместе с другими сельчанами вместе побежали в лес и там спрятались. Через некоторое время подъехал туда КАМАЗ, на котором мы поехали в Саатлы.

— А почему именно в Саатлы?

— Тогда беженцев по разным районам развозили. А в Саатлы в кто время находился мамин двоюродный брат Мирзага, который работал врачом в Самаре, в клинической больнице. Некоторые мамины родственники давно живут в Саатлы. Дядя Мирзага и меня забрал оттуда в Самару.

старое фото

— Кстати, доктор Мирзага по сей день работает в клинической?

— Нет, он в настоящее время живет в Турции.

— Где тогда жили родители?

— В Борском районе, в селе Неприк. Там жил дедушка Октай, про которого я уже говорила. Он нашел отцу работу и жилье.

— Кстати, дедушка Октай жив?

— Нет, он умер. Похоронен в Азербайджане…

Через некоторое время мы переехали в мы переехали в село Покровка. Там наш дом, там живет мама.

— А папа?

— Папа умер в 2000 году.

— Сожалею… Сколько же лет было ему?

— Тридцать пять…Это была странная смерть. На следующий день после застолья с друзьями ему стало плохо. В больнице в его желудке обнаружили осколки стекла, от которых появились порезы, несовместимые с жизнью. Как эти осколки попали в желудок, мы так и не узнали. С какой-то едой, видимо. Врачи сказали, что ему осталось жить сутки. Мы его отвезли в Баку, где он скончался…

— Вы единственный ребенок?

— Нет, у меня есть младший брат, Рагиф. Ему двадцать семь лет.

— Чем он занимается?

— Рагиф строитель. С одним своим другом он открыл фирму, которая занимается натяжными потолками.

— Вы учились в Покровке?

— В Покровке я училась до девятого класса. А заканчивала среднюю школу в Отрадном, поэтому два года пожила в Кротовке у родственников. После школы поступила в политехнический колледж по специальности «техник-технолог по переработке нефти и газа». В 2004 году поступила в медуниверситет, но через два года оставила учебу.

Три года жила и работала в Нефтеюганске. 

— Как там оказались? Это же далеко?

— Там жил дядя Алиага, мамин брат. Все там было хорошо, но климат местный мне не подходил. Поэтому вернулась в Самару. И детки мои тут у мамы оставались.

— А когда вы замуж вышли?

— В 2004 году. Меня на самом деле украли.

— По-настоящему?

— По-настоящему.

— А где это произошло?

— В Баку. Дело в том, что я в Нефтеюганск ездила и раньше, до того, как переехала туда жить и работать. К дяде ездила. И там парень из Гянджи, Джамалов  Саиб, который тоже ездила туда к родственникам, увидел меня. Я ему понравилась, но к тому времени я уже была обручена за своего родственника. И вот однажды я нахожусь в Баку, гуляем в городе с родственниками. И вдруг появляется вот этот Саиб. Мы, конечно, поздоровались. Он попросил меня на минуту отойти в сторону. Ничего не заподозрив, я отошел. Оказалось, что с ним были еще люди. И они посадили меня в машину и увезл. Мы потом оказались в каком-то селе…

— А вы не попытались убежать? Заявить в полицию?

— Как?  Куда? Вокруг меня были чужие люди… Я смирилась…

— Этот парень, Саиб, он вам совсем не нравился?

— Я к нему была равнодушна. У меня же жених был…

— Тем не менее вы согласились выйти замуж за Саиба.

— Да. Свадьбу сыграли в Гяндже, потом мы переехали сюда. Поселились в его трехкомнатной квартире над «Аквариумом» (торговый центр – «Очаг»). Его семья богатая, они все торговлей занимаются, у них бизнес в разных городах, в том числе и в Самаре. Но нам тяжело было жить вместе. Еще его родня активно вмешивалась в нашу жизнь, пыталась контролировать все, даже бытовые вопросы. Муж еще играл. Тогда «Лас-Вегас» был, он туда ходил, иногда к утру возвращался. Потому узнала, что у него появилась девушка… Вот и пришлось расстаться. Я была на восьмом месяце беременности…

Это было в 2007 году. У меня родились близнецы- Юсиф и Русиф. Они уже большие мальчики в пятый класс перешли. Учатся в 69-й школе.

— А как вы жили с двумья детьми? Бывший муж помогал?

— Он никогда нам не помогал, никаких алиментов он не платил.

— А когда вы расстались, квартиру разделили? Дети-то должны были получить часть жилья, не так?

— У нас с Саибом не было ЗАГСа. Брак у нас был зарегистрирован только священником в Азербайджане. Мы на смогли здесь официально зарегистрировать брак, потому что у нас были разные гражданства – у меня российское, у него азербайджанское. Конечно, я могла бы получить часть жилплощади, дети числились за ним, но он пошел на хитрость. Однажды он детей украл.

— Зачем?

— Чтобы навязать мне свои условия. То есть, он возвращает мне деток, а я отказываюсь от претензий на недвижимость. Я согласилась.  И дети остались со мной.

— Трудно было, наверное, материально?

— Конечно. В Покровке кем я могла бы работать? Я не очень приспособлена к сельскому труду. Хорошо, что в местном колхозе для меня нашлось подходяще занятие, около четырех месяцев я там проработала весовщицей. Приезжал к нам один закупщик, Арзу Дамирович, татарин, он как-то мне сказал, что его брат Фарид Дамирович работает в Самаре в трамвайном депо на Фадеева, и он мог бы меня устроить кондуктором. Я приехала в Самару, буквально за несколько за несколько заездов освоилась и уже на следующий день вышла на работу. Кондуктором я проработала год и три месяца, потому мне предложили стать водителем. Я поступила на курсы, через три месяца сдала на права и стала водителем трамвая. У меня уже десять лет стажа.

— Нравится вам работа?

— Очень нравится. Как только я устроилась на работу, мне дали общежитие. Депо помогло мне устроить деток в садик, который был прямо во дворе.

— До сих пор в общежитии живете?

— Нет, у меня двухкомнатная квартира в двухэтажном доме. Это была коммунальная квартира. Сначала я купила одну комнату, через несколько лет, когда стали продавать вторую, купил и ее. В обоих случаях депо мне очень помогло, своих сбережений на хватало, обратилось к начальству, дали деньги взаймы. Детям каждый год дают льготные путевки. Скоро у нас будет недельный круиз по Волге.

 — Неудобно спросить, но все же спрошу: хорошо платят?

— Да, я хорошо зарабатываю. У меня оклад семь тысяч рублей. Но есть премии, разные доплаты. Например, только за первый класс, который у меня есть, я получаю пять тысяч рублей в месяц. У меня десять лет стажа, еще пять лет и я могу уйти на пенсию. Но я не собираюсь уходить на пенсию, работа хорошая, коллектив хороший, начальство тоже хорошее – почему не работать? При составлении графика всегда учитывают, что я мать-одиночка, поэтому ночью я практически не работаю. Но когда и меня просят замещать кого-то, я это даже не обсуждаю, всегда выручаю. Трамвай хороший транспорт. Чисто, зимой в кабине тепло.

— Теперь новые трамваи в Самаре появились. Внешне хорошо смотрятся.

— Внешне – да. Но они не приспособлены к нашим дорогам. Из-за этого часто ДТП происходит.

— Ваша мама стала вдовой, когда была совсем молодой женщиной. У нее не было желания создать новую семью?

— У нее не было, у родственников было. Они хотели выдать маму замуж, даже претенденты были. Но мама не захотела.

— Теперь она одна в Покровке?

— Она там живет в основном летом, зимой приезжает сюда ко мне. У нее много живностей, в основном куры, индюки. Я с детьми часто в деревню езжу.

— Где теперь ваши сыновья?

— В Азербайджане. Я сама недавно оттуда вернулась. Я сама хочу, чтобы они хотя бы часть лета проводили там. Они ведь очень азербайджанский язык очень слабо знают. Между собой мы по-русски общаемся. Я хочу, чтобы они хорошо выучили родной язык. Вот фотки моих деток. Русиф и Юсиф.

— Да, они очень похожи. Я вижу с ним третьего мальчика. Вот, светловолосый. Кто он?

— Это мальчика мы с мамой усыновили. При рождении от него отказались родители. Мама про эту историю знала, в местной больнице мою маму тоже хорошо знают. Она ходила в больницу, навещала малыша. Его собирались отдать в дом малютки. Тогда мама решила его взять. Она со мной поговорила и мы взяли Женю. Официально он Женя Цаплин. НО мы у себя его зовем Джавидом. Когда ему исполнился год, оказалось, что он глухонемой… Он теперь учится в спецшколе в Самаре. Невероятно умный мальчик. Очень талантливый. Замечательно рисует. Везде его выставляют, губернаторскую премию даже получил… Он очень чистоплотный, аккуратный.

ХАЯЛА ДЕТИ

Русиф, Юсиф, Джавид (Женя Цаплин)

— Как ваши сыновья к нему относятся?

— Как к брату. Они уже научились на языке жестов с ним общаться. Он знает, что наш дом – это его дом. В настоящее время он у меня находится. Наверное. Теперь у телевизора сидит. Очень любит мультики смотреть.

—  Я слышал, что ваша мама, Насиба ханым, хорошая ткачиха, создает замечательные ковры. Где она научилась этому?

— На родине. Она обучалась, у нее диплом. И вот тут несколько лет назад решила вновь заняться ковроткачеством. Сама сделала чертежи, а местные сварщики соорудили станок. Я сама пока мало что умею, только помогаю. Ее работы в области уже многие знают. Ей заказывают ковры к  различным юбилейным датам.

ХАЯЛА МАМА

Насиба ханым (справа)  получила грамоту за коврик.  

 

— Свои работы она продает?

— Нет. Желающих покупать много, но она отказывается.

— Ей не тяжело одной в Покровке?

— У нее хорошие отношения с соседями, в селе она как старшая. Скучать ей не приходится, потому что все время делом занята. Теперь туда из Нефтеюганска переехал дядя Алиага. Став пенсионером, решил перебраться сюда, в Борский район. У нас красивая природа.  Дядя Алиага в течение многих лет оказывал нам помощь, когда мы нуждались. Оплачивал мою учебу. Хороший человек. Теперь мы вместе…

 

 

 

(начало)

Реклама