Tag Archives: уроженцы Саатлы

ЭМИН МАХМУДОВ: «В ФУТБОЛЕ ВСЁ КАК В ОБЫЧНОЙ ЖИЗНИ». ОКОНЧАНИЕ

Изображение

ЭМИН ИРАНЭМИН ИРАН 1ЭМИН ИРАН 2 ЭМИН  с мячом

 

— Будучи игроком юношеской и молодежной сборных России и трех команд Премьер-лиги, вы, наверное, побывали во многих странах. Можете их перечислить?

— Их много. Германия, Австрия…Знаете, больше всего мне понравилось в Иране.

— Вы побывали в Иране? Как это произошло? С кем играли?

— Моя поездка в Иран с футболом не связана. Это было паломничество.

— Вы верующий? И, если не секрет, как пришли к вере? Кто-то вас «подвел»?

— Нет, к вере я пришел самостоятельно. Как и мои братья и сестра. Хотя мой дядя Гаджи Субхан весьма почитаемый в Азербайджане священнослужитель и богослов, получивший хорошее образование. Он живет в Гёйтепе.

— Но как вы в Иран попали? Через Москву?

— Нет, в Иран я поехал, когда находился в Азербайджане. Мы вдвоем с одним моим родственником пресекли границу в Астаре, дальше на машине добрались до Эрдебиля. Из Эрдебиля поехали в Тегеран, оттуда в Кум. Этот город находится в 15о километрах от столицы. Мне очень понравилось в Куме. Это священный для шиитов город, здесь находится мавзолей Фатимы Масуме, сестры имама Резы. Это огромный мемориальный комплекс.

Мешхед находится далеко от Тегерана, расстояние примерно девятьсот километров. Поэтому туда добрались на самолете. Мешхед производит  сильное впечатление. Особенно мавзолей имама Ризы.

— Там тоже есть специальные ритуалы?  Например, похожие на те, которые соблюдаются паломниками в Мекку.

— Таких строго регламентированных  ритуалов нет. Там паломники, как правило, совершают молитву. 

— Вас можно после этого паломничества назвать Мешеди Эмин. Скажите, то, что вы человек верующий, к тому же мусульманин, вам не создает проблему? Кстати, в команде знают, что вы мусульманин?

— Думаю, что знают.

— Откуда?

— Время от времени в гостиничных номерах живешь вдвоем. Естественно, твой товарищ видит, что ты молишься. Но у нас к этому относятся уважительно. Проблем нет.

— Расскажите о семье.

— Старший брат Теймур занялся предпринимательством. Сначала вместе с отцом, теперь самостоятельно. Женат, у нее дочка. Эльчин, который на два года старше меня, юрист. Он в Москве работает. Мы с Эльчином в одном классе учились. Он на год позже пошел в школу, а я на год раньше, в шесть лет. Сестра Кенуль училась на журналиста, теперь работает в Рязани.

— Родители теперь одни остались?

— Теймур недалеко от родителей живет. Теперь у мамы главное в жизни – нянчить внучку. Каждый день созваниваемся.

— У папы какой характер? Мягкий, суровый?

— Я бы не сказал, что он человек простой.

— Дружно между собой живут?

— Думаю, да. Но всякое бывает, как в любой другой семье…

— Какие у родителей планы относительно будущего? Есть намерение вернуться на родину?

— Нет, они собираются  и дальше жить в России.

— А вы сами на родине бываете?

— Бываю. В Саатлы и в Джалилабаде.

— Что можете сказать о жизни там?

— Людям тяжело приходится. Особенно зимой. С отоплением плохо. В домах все время холодно.

— Родственники, наверное, горды, что вы выступаете в российской Премьер-лиге.

— Они ко мне относятся прежде всего как к близкому человеку…

— Я у вас так и не спросил про учебу. Вы учитесь?

— Да, в МАФК – Московской академии физической культуры. На пятом курсе.

— Желаю вам успехов, Эмин. Хочется, чтобы вы знали, что самарские азербайджанцы внимательно следят за вашей игрой. Надеемся, что ваша спортивная карьера сложится удачно и самые большие достижения у вас еще впереди.

— Спасибо.

 

(полная версия – в очередном выпуске «Очага»)

 

 

 

 

 

 

 

 

ЭМИН МАХМУДОВ: «В ФУТБОЛЕ ВСЁ КАК В ОБЫЧНОЙ ЖИЗНИ…»

Изображение

ЭМИН ЭПИЗОДЭМИН ЦАЛЛОГОВЭМИН 4 на полеЭМИН 3 баку

 Эмин Махмудов приехал в наш офис 20 апреля. Накануне, 19 апреля «Крылья Советов» провели тяжелую игру в «Томи», уступив со счетом 2:0. Эмин, конечно, после игры и перелета из Сибири выглядел усталым. И настроение, можно предположить, было не очень веселое. Но он не только отвечал на все мои вопросы, но и активно поддерживал беседу, продлившуюся более трех часов…

 

— Относительно места вашего рождения в Интернете читал разное. Википедия утверждает, что родились в  Саатлы. Но и про Ленкорань я то ли читал, то ли слышал.

— На самом деле я родился в поселке Гёйтепе Джалилабадского района. Раньше он назывался Пришиб.

— Теперь Гёйтепе не поселок, а город. Вы там жили?

— Там жили мамины родители, мама родом оттуда. Как вам сказать, мама находилась у родителей, я там родился. А зарегистрировали меня по папину адресу – село Красносельское Саатлинского района.

— Кажется, это большое село. Где-то три тысячи населения.

— Дело в том, что где село Красносельское, я не знаю. Село, где мы жили, называется Газанбатан. Оно небольшое.

— Красносельское, может, название сельсовета было?

— Возможно, но я не знаю.

— Когда в Россию переехали?

— Когда мне было три года. Отец давно работал в России, но ездил сезонно. Потом всей семьей переехали.

— Сколько вас было в семье?

— Родители, сестра и два брата.

— Кто-то из вас уже ходил в школу в Азербайджане?

— Да, Теймур и Эльмира ходили. Им в России пришлось переучиваться…

— Вы жили в Москве*

— Нет, в Московской области, в городе Зарайске.

— Жилье было?

— Сначала снимали. Потом купили частный дом.

— Азербайджанское детство, наверное, не помните, вам было всего три года. А как в Зарайске жилось? Вас сверстники или ребята постарше не обижали?

— Нет, этого никогда не было. Зарайск маленький город, все друг друга знают. Там все спокойно.

— А как в школе?

— В школе тоже хорошо было. Когда в первый класс пошел, я уже владел русским языком.

— В какой школе учились?

— В гимназии. Но там я учился до одиннадцати лет. Потом поступил в футбольный интернат.

— Каким образом футболом увлеклись?

— У меня старший брат Теймур играл в футбол, ходил в секцию. И меня потом забрал с собою. Так все началось.

— Получается, что у брата, который вас познакомил с футболом, не получилось, а у вас получилось.

— У него тоже получалось. Но чтобы в турнирах участвовать, надо было иметь российское гражданство, а его у брата тогда еще не было. И отцу в делах надо было помочь. Поэтому он оставил футбол.

— А что за интернат, где вы учились?

— Это был интернат футбольного клуба «Сатурн», который тогда хорошо развивался. Мне тренер посоветовал туда идти.

— Как зовут тренера?

— Кислицын. Меня принимал в секцию Бычков. А Кислицын пять лет со мною занимался. По его совету и я оказался в интернате.

— Интернат тоже в Зарайске находился?

— Нет, в Егорьевске, в девяноста километрах от Зарайска.

— Не тяжело было в одиннадцать лет уходить из семьи, жить без мамы, папы?

— Первое время, да. Потом привыкаешь.

— Значит, аттестат получили там.

— Да. Но одиннадцатый класс я почти пропустил, потому что к тому времени я попал в дубль «Сатурна». А «Сатурн» играл в другом городе, в Раменском.

— А кто вас туда взял?

— Гордеев, он тогда тренировал дубль.

— А как же аттестат?

— ЕГЭ я вместе с остальными сдал…

— Сколько времени провели в дубле?

— Полтора года.

— А в юнешской сборной России когда оказались?

— В юнешской я стал играть с четырнадцати лет. А потом попал в молодежную. В 17 лет меня включили в основной состав «Сатурна».

— Первую игру помните?

— Помню. Это было в апреле 2010 года против московского «Динамо». Потом с «Зенитом», тяжелая игра была. У нас произошло удаление, мы остались вдесятером…

— Потом вы оказались в «Спартаке». Как это произошло?

— «Сатурн» обанкротили, футболисты разошлись по разным командам. Меня через моих агентов пригласили в «Спартак».

— Кто пригласил?

— Карпин.

— А где встречались? На базе «Спартака»?

— Нет, в ресторане.  Неформальной обстановке.

— На многих Валерий Карпин производит впечатление человека надменного, высокомерного. Это так?

— Я так не думаю.

— Как он с вами разговаривал?

— Нормально. Много шутил. Потом с агентами согласовали контракт.

— Я помню, как начиналось ваше выступление в «Спартаке». Вы входили в стартовом составе, получали хорошую оценку от комментаторов. Что потом произошло?

— «Спартак» купил голландского футболиста де Зеува, который тоже играет на моей позиции. Ну, тренер отдавал предпочтение ему.

— В чем было его преимущество?

— Я не могу говорить по этому поводу. Все оценивает тренер, он же все решает.

— Вы сидели на скамье запасных. Карпин с вами говорил? Может, он проводил с вами индивидуальные беседы, советовал, над чем вам работать…

— Нет, таких бесед он не проводит.

— Про известных тренеров старой советской школы ходят легенды. Некоторые из них для футболистов были едва ли не ближе отца родного…

— У каждого тренера свой метод работы…

— А Карпин как тренер жесткий?

— Тренеры как обычные люди. В разных ситуациях ведут себя по-разному. Если, например, команда проигрывает, в перерыве, конечно, Карпин жестко разговаривал…

— Я посмотрел вашу личную статистику. Когда играли в юношеской и в молодежной, немало забивали. Потом забивать перестали. Что случилось?

— Юношеские и молодежные соревнования не то, что игры в Премьер-лиге. В Премьер-лиге все гораздо сложнее, жестче.

— Как в Самаре оказались?

— Мне надо было играть. В «Спартаке» игровой практики не было. И когда появился вариант с арендой «Крыльями», я был рад… А теперь у меня контракт с командой…

— Кто  тренировал «Крылья», когда вы пришли в команду?

— Гаджи Гаджиев.

— Что теперь с командой происходит? Много поражений. Вот вчерашняя игра с «Томью». Я читал интервью с вашим тренером, он говорит, что ничего не может понять.

— Действительно, не понятно. Не получалось и все…

— Какие задачи перед сезоном ставились перед вами?

— Войти в десятку.

— Разве это реально было?

— Конечно. У нас же поначалу все хорошо шло. Неплохой очковый запас был. Потом все растеряли…

— Где вы живете в Самаре?

— На базе команды.

— Условия хорошие?

— Хорошие. Все там есть.

— Все футболисты на базе живут?

— Нет, не все. Кто с семьей сюда приехал, снимает квартиру в городе.

— Друзья у вас среди коллег есть?

— Друзья у меня были, когда в интернате учился. И теперь с ребятами хорошие отношения. Но это дружбой не назовешь. Мне приятно общаться с Ибрагимом Цаллаговым. Хороший человек…

— Есть представление, что в профессиональных командах атмосфера не здоровая, есть склоки, интриги. Одни завидуют другим. Это правда?

— Футболисты от обычных людей ничем не отличаются. Что касается зависти…У каждого свой контракт, все там расписано.

— У меня деликатный вопрос. Не буду просить назвать конкретную сумму, скажите, вашей зарплаты достаточно, чтобы прокормить себя?

— Достаточно. Могу помогать и близким, откладывать.

— За забитые мячи отдельно платят?

— Этого у нас нет. Но тоже от контракта зависит. Может, у кого-то в контракте это предусмотрено…

— Я читал, что вас в Азербайджанскую сборную приглашали, а вы отказались. Кто вас приглашал?

— Это нельзя назвать официальным приглашением. Но на меня выходили из Азербайджана и разговор на эту тему действительно был.

— Почему вы не дали согласия?

— Понимаете, мне надо закрепиться в Премьер-лиге России. Чтобы играть за сборную Азербайджана, надо иметь гражданство этой страны, а я гражданин России. Если я возьму азербайджанский паспорт, в России я становлюсь иностранцем, а в команде легионером. А на легионеров в российском чемпионате существует квота. То есть, сохранять свое место в составе в таком случае было бы еще труднее…

 

(окончание следует)