Tag Archives: третья овощная база

ТАКИЕ ГОДЫ И ТАКИЕ ЛЮДИ НАШЕГО ПРАВЛЕНИЯ…

Стандартный

В конце сентября 2014 года состоялось общее собрание «Лиги азербайджанцев Самарской области». На нем были переизбраны члены Правления, Совета Старейшин. Был создан новый орган – Попечительский совет.

%d0%be%d1%87%d0%b0%d0%b3-%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%bf%d1%80%d0%b0%d0%b2%d0%bb%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b5-2014

То было странное и несколько забавное собрание. Записывали в Правление практически всех подряд. Выбрали, допустим, кого-нибудь. А он тут же предлагает своего друга, который впервые пришел в Дом Дружбы и о которого никто не знает. Но этот незнакомец то же единодушно был выбран в Правление. Интрига вышла только с старейшим членом Ильгаром Гасановым, который утратил всякую связь с организаций. По этой причине Ш. Керимов предложил исключить Гасанова из Правления. Тут встал член Правления Самед Гусейнов и заявил,

%d1%81%d0%b0%d0%bc%d0%b5%d0%b4-%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f

что Ильгар муаллима можно вынести из Правления только через его труп. Преступить через труп уважаемого Самеда никто не решился. Поэтому Ильгар Гасанов продолжал мемориально присутвтвать в Правлении. С тех пор так и присутствует. Впрочем, так же мемориально присутствует Самед Гусейнов…

Так, господа, разваливали организации…

Тогда же был создан Попечительский совет Руководителем его стал интересный господин Байнур Исаев. Вот что он сказал: …«председатель Попечительского совета – это не должность, а обязанность и довольно нелегкое бремя. «Я от него уклоняться на намерен, и выполнять эту работу собираюсь в меру своих возможностей…»

Теперь он на телефонные звонки не отвечает. Бывало, что быстро и услужливо отвечал. Когда ему становилось опасно. Посмотрите вот на этот снимок.%d0%b1%d0%b0%d0%b7%d0%b0-%d0%b3%d0%b0%d1%81%d0%b0%d0%bd-%d0%b1%d0%b0%d0%b9%d0%bd%d1%83%d1%80

Это не обычное собрание. Тут находится полковник милиции. Была и другая ситуация. Когда 50 таджиков гоняли 200 азербайджанцев на базе. Стреляли из автомата. Наша жизнь – моя, Физули Гусейнова, главное, Ширвана Керимова, была в реальной опасности. А господин Исаев где-то плотно скрывался… Теперь на телефонные звонки не отвечает…

Справедливости ради скажу, что один раз я ему позвонил, и он мне ответил. Я попросил погасить наш долг в шесть тысяч рублей типографии. Погасил. Это так происходило: двое из членов нашего Правления на дорогой иномарке поехали на третью базу и взяли шесть тысяч рублей у Байнура Исаева…

И эти люди, члены, не члены, когда на свадьбах напиваются, несут пьяный бред про Карабах…

Шиш вам, а не Карабах…

Х.Х.

Реклама

РАЗМЫШЛЕНИЯ, ВЫЗВАННЫЕ СНИМКАМИ ИЗ АРХИВА

Стандартный

БАЙНУР 1

Думаю, увидев эту фотографию из архива ЛАСО, кто-то опять судорожно создаст фальшивый аккаунт, чтобы, заменив собственную морду на морду какого-нибудь, прикрывшись чужим именем написать пару оскорблений в адрес Байнура Исаева. Как это произошло на днях с фотографией Гасана Гараева. Уверен, сволочь, анонимно назвавшая Гасана «бандитом» в жизни не то, что оскорблять, даже близко к нему подойти не смог бы.
Сволочь, анонимно оскорбившая Гасана, попутно прошлась и по Байнура. И еще по Ширвану Керимову, которому якобы от овощной базы поступают миллионы…
Вся эта сволочь, которая то там, то здесь объявляет себя главой какой-о организации и даже лидером диаспоры, всегда лелеяла лишь одну мечту: иметь доступ к деньгам, которые, по их убеждению, Ширван Керимов получает от овощной базы. Возможно, в свое время Дмитрий Бегун, только что получивший тюремный срок, об этом писал по наводке этой сволочи и даже называл внушительные суммы.
Вот фото Байнура Исаева. Уроженец Шемкира. Образование получил в русской школе. Член нашей организации. Последние годы действительно оказывает нам финансовую помощь. У нас нет членских взносов. Деньги вносятся в виде добровольных пожертвований. Так вот сумма ежемесячного пожертвования Байнура Исаева составляет 2 000 (две тысячи) рублей. Это всего лишь половина той суммы, которая необходима, чтобы оплатить типографскую услугу за месячный тираж «Очага». Байнур Исаев и его близкие товарищи организации оказывали и единовременную помощь при проведении больших праздников. Но такую помощь оказывали и другие наши соотечественники. В нашей газете их имена неоднократно назывались и каждому из них мы благодарны.
Кстати, оказанием помощи в размере 2000 рублей господин Исаев часто задерживается. Возможно, у него самого часто возникают финансовые трудности, ведь и две тысячи рублей деньги, они на улице не валяются…
Напоминаю одну вещь. Джалил Мамедкулизаде, наш величайший предок, издавал еженедельный иллюстрированный цветной журнал. Тогда образованных азербайджанцев было совсем немного, не так много было и состоятельных людей. Тем не менее, тогда находились азербайджанцы, благодаря которым этот журнал издавался многие годы.
Я делаю ежемесячную маленькую одноцветную газету. Один. Веду блог газеты в Интернете, на который трачу практически все свое время. Наше газета в нищенском состоянии и я сам, простите за откровенность, не в лучшем. Вокруг меня соотечественники с двумя дипломами, на дорогих машинах ездят, в хороших домах живут. Имена всех тех, кто помогал журналу «Молла Насреддин», кто издавал книгу Сабира, остались в истории. Что после вас останется?
И тут еще находится сволочь, которая утверждает, что нам поступают какие-то миллионы…
Борьба за базу, которая органично перешла в борьбу за ЛАСО, отчетливую форму получил примерно в 2009 году. Некоторые господа решили, что доступ к деньгам можно получить, если захватить организацию, вступив в сговор с Керимовым, а если не согласится, сместить его. Они действительно полагали, что Керимов от базы получает «долю». Кто в этой борьбе принимал участие, мы знаем, кое-кто из этих господ, прости Господи, уже отправился на тот свет…
Я бы хотел, чтобы эта сволочь продолжала верить, что Ширван Керимов от базы имеет миллионы. Тогда эта сволочь будет продолжать свои безумные телодвижения, в конце концов, убиваться…
Я, конечно, понимаю бывшего милиционера, ушедшего в отставку по возрасту. Он еще молод. Хочется пожить, не просто пожить, а получать удовольствия, на что нужны деньги. У него полно сил. Он мог бы справиться с любой физической работой, хотя бы идти в начальники смены в охранном предприятии, где много платят. Но он работать не хочет. Он хочет иметь деньги, которые есть на базе у предпринимателей, и которые платят Ширвану Керимову. Почему бы ему не занять место Ширвана Керимова и самому не получать эти бабки?
Он не хочет понять, что занять место Ширвана Керимова он не может. Потому что бог его обидел интеллектом. А природная лень мешает ему трудиться. Если он каким-то чудом занял бы место Ширвана Керимова, денег от базы все равно он бы не увидел. В лучшем случае он от Байнура Исаева получил бы две тысячи рублей в месяц – ровно столько же, сколько он дает нам. Но Байнур этому менту вряд ли бы стал бы давать деньги, он нам дает, уважая нашу организацию, куда он сам входит, он уважает нашу газету, потому что он человек грамотный, русским языком хорошо владеет, умных от идиотов, честных от мошенников отделять умеет. И потому что мы тоже для базы, для ее сохранения кое-что сделали, в 2011 году нас на этой базе чуть не застрелили таджики…
Что касается Гасана Гараева, он не член нашей организации, и денег он нам не дает. Ничего плохого про него не могу сказать, я лично с ним не знаком. Хорошее могу сказать: он своих детей очень любит, очень печется об их образовании, а детки хорошо учатся, занимаются спортом, музыкой, танцами…
Всего пока хорошего. До новых снимков, которые еще в нашем архиве остались…

 

ГАЗЕТА «ОЧАГ» 2016-05

Стандартный

СКР 2016-05

очаг5_цветной_2016

ПОЛИЦЕЙСКИЕ С РОССИЙСКИМИ ГРАЖДАНАМИ ОБРАЩАЛИСЬ КАК С ВОЕННОПЛЕННЫМИ

Стандартный

 

Предприниматель Расим Шамиев вечером седьмого мая позвонил и попросил встретиться. Сегодня встретились. Расим рассказал о полицейском рейде, который накануне был проведен на территории бывшей третьей овощной базы №3, по адресу ул. Олимпийская 68.

РАСИМ НА НАБЕРЕЖНОЙ

 

— Расскажи с самого начала. Когда и как это началось?

— Началось это примерно в десять часов утра.

— Где ты находился?

— Я находился на девятом складе, где наш офис. Сам склад арендуется Шахруддином Умаровым. Офис нашей фирмы находится на этом складе.

— Как ваша фирма называется.

— «Восход». Я являюсь директором фирмы, а собственник – Шукюр Мараба. Он турок, но у него тоже российское гражданство.

— Ты находился у себя в офисе?

— Нет, я был у Шахруддина. Офис наш был закрыт. О том, что на базе началась облава, мы уже знали. Наши сотрудник, чтобы не подвергаться унижению, просто ушли, и я закрыл офис. А Мараба уже был задержан в числе первых – просто попал полицейским под руку, как только те появились на территории. Девятый склад находится далеко от центральных ворот, но ребята нам позвонили и сообщили, что забирают всех подряд. И я пока сидел у Шахруддина, возник шум. А наш офис находится напротив. Мы вышли, увидели людей в гражданском. У одного был топор. И он этим топором ломал нашу дверь. Я снимал на телефон, можете посмотреть.

Шахруддин им сказал: ребята, зачем вы дверь ломаете, людей все равно там нет. Они остановились, загнали нас обратно в офис Шахруддина. Велели ему открыть сейф. Шахрутдин открыл, сейф был совершенно пуст. Потом они отобрали у нас паспорта, вывели из офиса, отвели к зданию администрации.

— Ты говоришь, что они все были в гражданском. Они хоть какие-то удостоверения вам показывали?

— Один только мельком показал свой документ Шахруддину, он даже фамилию его не разобрал.

— А в форме вообще никого не было?

— Как не было? Омоновцев было примерно сорок человек. Они забирали мигрантов. А российских граждан задерживали люди в гражданском. Их тоже было примерно столько же.

—  И где всех вас складировали?

— На заднем дворе административного здания. До моего там появления там уже находилось большое количество людей, которых туда раньше привели и уже почти час там стояли. Присесть никому не разрешали. Простояли там больше двух часов. Потом начали сажать на автобусы. Автобусов было девять. Часть людей отправили в отделение на Черемшанской, а часть в15-е отделение, что на Металлурге. Я оказался в 15-м.

— И где вас там держали?

— Во дворе. Загнали в угол и заставили стоять. Там были скамеечки, но сидеть нам не разрешали.

— Получается, что с вами обращались как с военнопленными.

— Да, именно, как с военнопленными. Издевательство началось еще на базе. Двух человек избили. Одного пожилого человека ударили ногой в спину.

— И у всех с документами все было в порядке?

— У всех абсолютно. Мы все были российскими гражданами. Не граждан России отправили в другое место.

— А дальше что происходило? Как-то вас допрашивали или беседовали?

— Все наши паспорта они собирали в большие мешки. И вот они там внутри вынимают паспорта из мешка по несколько штук и вызывают владельцев.

— И какая была с вами беседа?

— Неприятная. Мы им говорили: зачем вы нас забрали на наших законных местах с нормальными документами и привезли сюда? Там был один, который откровенно говорил: а вы все, нерусские, русских обижаете, в Прибалтике, на Кавказе. Шахруддин в ответ ему сказал: если бы вы в Баку были, сами бы убедились, как там русских «обижают», большая часть города на русском языке говорит. Полицейские не скрывали, что их главная цель – нас унизить. Они еще про убийство в Сызрани говорили, мол, все вы такие, и мы должны с вами такую работу проводить.

— Сколько времени вы там провели?

— Много времени. Пять-шесть часов. А те, кто попал в отделение на Черемшенской, даже восемь-девять часов. Дело в том, что паспорта собирали в мешки не глядя. Автобусы с задержанными тоже по отделениям отправляли не глядя. Поэтому все паспорта оказались в 15-м отделении.

— В течение всего этого времени вас в туалет отпускали?

— Нет, в туалет нас не пускали.

— Всего сколько человек было задержано?

— Думаю, не менее пятисот.

— И весь рабочий день пропал, так?

— Естественно. Не только у нас. К нам же оптовики приезжают из других городов. В тот день приезжали из Орска, Оренбурга, Казани, Набережных Челнов. Представляете, какой ущерб им нанесен. Кроме того, вместе с нами были задержаны водители из Осетии, из Дагестана. Кто им возместит ущерб, в первую очередь финансовый, не говоря уже о моральном. О моральном ущербе мы вроде права даже не имеем говорить.

— Имеете право. Надо обратиться к властям, к генералу. То, что сделано с вами, незаконно.

— Мы с товарищами думаем. Надо с юристами консультироваться…

  МАССОВОЕ ПЛЕНЕНИЕ НАКАНУНЕ ДНЯ ПОБЕДЫ

Думаю, есть в этих фирмах, расположенных на территории бывшей овощной базы, грамотные бухгалтера, которые смогут более или менее точно подсчитать тот материально-финансовый ущерб, нанесенный абсолютно ничем не обоснованной «проверкой» полиции – думаю, это десятки миллионов рублей.

Примерно восемьдесят сотрудников правоохранительных органов были задействованы – им, что больше делать нечего? 7 мая в городе в Самаре все было в порядке, повсюду царил закон и порядок, кроме третьей овощной базы?

И глупо и цинично связать этот шмон с трагедией в Сызрани. Если среди предпринимателей, работающих на территории третьей овощной базы, кто-то вознамерился повторить «подвиг» сызранской четверки, то как можно его обнаружить такими вот массовыми задержаниями? Каким образом? Как можно затаскивать в автозаки людей с российскими паспортами, с легальными рабочими местами и не совершивших никаких правонарушений?

Никакой профилактической цели у подобной «операции» быть не может. Главная цель – людей унизить. Но такие незаконно-агрессивные полицейские акции часто бывают контрпродуктивными. Оскорбленный, униженный человек порою может совершить непредсказуемые поступки, диктуемые чувством обиды. Что, полицейские уверены, что если человек продает овощи и фрукты, он лишен человеческого достоинства?

Потенциальные грабители, насильники, убийцы могут находиться где угодно. На третьей овощной базе тоже, хотя даже здесь с меньшей вероятностью. Люди тут разные, но они практически все заняты, работают, многие тяжело. Можно, конечно, предположить, что кому-то из них взбредет в голову ограбить банк и замочить старушку, но разве это можно предупредить массовыми задержаниями, похожими на взятие в плен?

Такие полицейские акции имею цель просто унизить и запугать, другой цели не может быть в том числе потому, что о происходящем внутри базы сотрудники правоохранительных органов прекрасно осведомлены. У них десятки осведомителей, мимо ушей и глаз ничего не замеченным не проходит. Доверительные отношения правоохранительные органы имеют и с менеджерами базы – тут крутятся десятки, сотни миллионов рублей и менеджеры, конечно, делятся – с чиновниками, с полицейскими, с сотрудниками других силовых и не сильно силовых структур. Еще одна цель в таких акциях – чтобы менеджеры, собственники не забывались, не забывали, кто в доме хозяин, чтобы были шелковые, и чтобы не молча соглашались при повышении «ставок». Акты устрашения поэтому время от времени, методически проводятся. Это полнейшее беззаконие, ничего общего не имеющее с борьбой с бандитизмом, экстремизмом. В 2011 году, когда произошла массовая драка между таджиками и азербайджанцами с применением огнестрельного оружия, хоть кто-нибудь был задержан? Человек, у которого под пиджаком был пистолет, на моих глазах свободно общался с полицейским начальником. То есть, если есть на территории базы бандиты или наркоторговцы, полиция их прекрасно знает. Поэтому определенно можно сказать, что акты устрашения направлены вовсе не против них.

И хочется спросить: полиция Самары российскому паспорту имеет хоть какое-то уважение?

И последнее. Пленение сотен людей, в том числе азербайджанцев, накануне Дня Победы – это глумление над памятью. Среди «плененных», подвергнутых унижению есть люди, дедушки, другие родственники отдали свои жизни за освобождение российских городов и сел от фашистов. Многие из них лежат в на российской земле, в безымянных могилах. Разве их потомки заслужили подобное к себе отношение?

Х.Х.

 

 

 

 

Газета Очаг 2009-01

Стандартный

СКР 2009=01оч_1_2009год

Газета ОЧАГ 2014-09

Стандартный

СКР ОЧАГ 9 2014очаг9_2014

БАЗА: ЦЕНЫ, ЦЕННОСТИ И ПОРЯДКИ

Стандартный

Любой житель Самары, кто периодически посещает супермаркеты, магазины и рынки, не может не заметить, что фруктов и овощей, несмотря на то, что теперь разгар сезона, значительно меньше, чем в прошлом году. А цены намного выше… Что происходит с этим сегментом рынка? Как дела у наших соотечественников, занимающихся фруктово-овощным бизнесом? И какова обстановка на крупнейшем оптовом рынке на Олимпийской, который еще с советских времен более известен как третья овощная база?

На днях я побеседовал с одним из наших предпринимателей, который занят в этой сфере и знает ее не плохо.

БАЗА легк. машины

 

— Давайте поговорим о санкциях против России и российских ответных санкциях. Они на вас отражаются?

— Конечно, отражаются. Очень сильно. Я, например, лично получал товар из Голландии. Был очень большой ассортимент. Теперь все. Два последние фуры, которые не пустили на российской границе, мой партнер вынужден был вернуть поставщикам.

— Теперь из Европы совсем фрукты не поступают?

— Из Сербии немного поступает. Персики, сливы, яблоки.  Но потенциал Сербии не велик.

— А  вам теперь поставки откуда идут?

— Из Турции. Оттуда мы получаем виноград, нектарин, груша, лимон…

— Кстати, лимон очень дорогой теперь в самарских супермаркетах. И его мало.

— Это сезонное явление. Со временем цена на лимон упадет.

— Из каких еще стран фрукты поступают на самарские рынки?

— Из Аргентины, Бразилии, ЮАР.

— Европейского товара нет совсем?

— Есть. Некоторые предприниматели умудряются ввести европейские фрукты через Украину или Белоруссию. В основном через Белоруссию. Оттуда, например, поступают польские яблоки. И грибы. Все знают, что в Белоруссии таких грибов и в таких объемах нет, они есть только в Польше. На коробках ничего не написано. Документы переделывают…

— Но, наверное, такие хитроумные операции не всем доступны. Тут необходимо, чтобы и белорусские таможенные органы закрывали глаза.

— Да, глаза они закрывают… В целом последнее время для коммерсантов все идет к худшему…

— Тем не менее худо-бедно самарские рынки работают, в том числе третья овощная база, крупнейший оптовый фруктово-овощной рынок на Олимпийской, где вы работаете. Что изменилось там за последнее время? Стало лучше или  хуже?

— То, как выглядит база и все, что происходит на базе, можно определить одним не очень хорошим, но весьма ёмким словом: «бардак».

— Давайте начнем с самого очевидного, которое в первую очередь бросается в глаза. Плохо убирают?

— Убирают плохо. Уборщики в течение дня весь мусор, который в больших объемах производится, складируют между ангарами. Поэтому по всей территории постоянно присутствует ужасное зловоние.

БАЗА БОЛЬШОЙ МУСОР

— А мусор не вывозят?

— Вывозят. Ночью. Но остатки прилипают к асфальту и начинают гнить.

— А вы за уборку территории платите?

— Каждый склад за уборку вносит семнадцать тысяч пятьсот рублей в месяц.

— Это, кажется, немало.

— Это еще не все. Допустим, у меня часть полученного товара оказалась испорченной. Мне надо ее выбросить. Но мне это не разрешают. Для этого надо нанимать машину и заплатить три тысячи пятьсот рублей.

— В каких местах мусора особенно много?

БАЗА МУСОР 2

— Его много везде. Там, где стоят фуры. Или в тех местах, где торгуют арбузами. Ведь арбузы портятся много. А гнилые ягоды бросают прямо на территорию. Оптовые покупатели  тоже бросают мусор по всей базе. Вообще-то я территорию базы чистой никогда не видел.

— Туалеты есть.

— Туалеты с некоторых пор появились. Их, кажется, три. Один более-менее чистый. Они платные.

— Сколько?

— Пятнадцать рублей…Последнее время на территории базы еще хлеб пекут. Пять тандыров появилось.

— Настоящих?

— Да, настоящих. Из кирпича выложены. Все бы ничего, пусть пекут, но только один тандыр находится вдали от торговых площадок. Остальные четыре расположены прямо на площадках. Весь день по всей базе распространяется дым…

БАЗА ТАНДЫР 2 БАЗА ТАНДЫР 1

— А чем топят?

— Чем топят? Дровами. Разбирают поддоны и жгут…

— Мелкие оптовики еще жалуются на транспортный кошмар, который царит на базе.

— Это отдельный разговор. Вся база в течение всего дня находится в пробках.

— Каким образом они возникают?

— Их создают легковые машины, такси, которые беспрепятственно въезжают на территорию базы.

— А кто приезжает на такси?

— Мелкие оптовики, обычные покупатели, потому что по всей территории базы идет еще розничная торговля. Еще одна причина – это тележки. Они занимают все дороги, часто перекрывая автомобильное движение.

— Их много?

— Я не считал, но на глаз не меньше трехсот, я так думаю. А грузчики с тележками, надо сказать, народ весьма своевольный. В ответ на любое замечание готовы бросаться в драку.

— У них особая привилегия?

— Так они себя поставили. Те, на ком лежит обязанность наводить порядок, их, видимо, побаиваются…

— А тележки на базе должны быть?

— Нет, не должны. Я одно время работал в другом российском областном центре на крупнейшей овощной базе. Там никаких тележек нет. Машины подъезжают к складам и загружаются.

— Расскажите подробнее об этой базе, очень интересно.

— Там очень строгие порядки. У ворот стоит вооруженная охрана.

— А тут нет охраны?

— Вроде есть, но она никакая, только машины записывают… Там, где мне довелось работать, на территорию базы пускают исключительно по пропускам, то есть тех, кто там работает. Там в 18 часов база закрывается. Все. На территории никого не должно быть, только уборщики. Они весь мусор убирают, а территорию моют. Только таким образом асфальт можно вычистить от гнили.

— А тут не моют?

— Когда мыть? База работает круглосуточно. В любое время суток народу туча…

 

(полностью материал читайте в ближайшем номере «Очага)

 

БАЙНУР ИСАЕВ: «НАМ ПОМОГЛИ НАШИ КОНКУРЕНТЫ И НЕДОБРОЖЕЛАТЕЛИ».

Стандартный

«Вы сами знаете, что на нас всегда оказывалось давление. Я имею в виду не те законные проверки, которые обоснованы и необходимы. Давление с использованием разных, во многих случаях недопустимых, средств мы испытывали со стороны наших конкурентов, недоброжелателей. Мы все это выдержали и, думаю, значительно окрепли. А проверки и  пристрастные, а порою даже клеветнические публикации помогли нам критически относиться к своей работе и корректировать ее. Первое, что хотелось отметить, это работа, направленная на обеспечение безопасности на территории базы. Не секрет, что у нас стычки, порою с самыми тяжелыми последствиями, были не редкостью. У нас теперь круглосуточно ведется видеонаблюдение, а количество камер достигло 78. Эта мера помогла нам и в борьбе с воровством. Обычным явлением раньше было воровство товаров. Сливали горючее из машин. Мы практически избавились и от барсеточников, для которых раньше наша территория была излюбленным местом «работы»». (Полный текст интервью с директором управляющей компанией «Омега» Байнуром Исаевым читайте в июльском номере «Очага»).БАЙНУР 1