Tag Archives: Мудросское перемирие

30 ОКТЯБРЯ 1918 — МУДРОССКОЕ ПЕРЕМИРИЕ

Стандартный

Ottoman_surrender_of_Jerusalem_restored.jpg

     Османские войска после сдачи Иерусалима (1917)

Мудросское перемирие 1918 года — завершило военные действия между Антантой и Турцией в первой мировой войне; подписано 30. X на борту английского крейсера «Агамемнон» в порту Мудрос (на остров Лемнос) от имени Антанты английским адмиралом Кальторпом и от имени Турции — Хюсейном Рауфом, Хикметом и Саадуллой. Read the rest of this entry

Реклама

М.Э. РАСУЛЗАДЕ. ФРАГМЕНТЫ КНИГИ (4)

Стандартный

первое заседание парламентапервое заседание Парламента Азербайджанской Демократической Республики

РЕЗУЛЬТАТЫ МУДРОССКОГО ПЕРЕМИРИЯ НА КАВКАЗЕ

История имела еще и другие капризы.

Турцию принудили подписать Мудросское перемирие. Мы тоже

возвращались обратно, не увидев конференции, которую ожидали. «Юрюк

Вапор», несмотря на сильный ветер, дувший с севера, выходит из проливов

и везет нас по направлению к Батуму.

В последних числах октября мы были в Баку. На лицах, еще ра-

достных, заметна была глубокая печаль. Уход турецких и прибытие

английских войск беспокоили всех.

Что же будет? С англичанами вернутся также русские войска и

армянские отряды, кто знает, как они будут мстить населению?

Нури паша на основании Мудросского перемирия требовал от

командующего союзными войсками, находящегося в Энзели генерала

 Томсона недельного срока для эвакуации Баку и месячного для всего

Кавказа. Хотя Нури паша попытался остаться в Баку, мотивируя это своим

переходом на азербайджанскую военную службу, его попытка осталась

безрезультатной. Ультиматум Томсона был категоричен, никаких

отступлений и толкований не допускал. Была получена телеграмма Тевфик

паши, являвшегося в то время председателем правительства. В этой

телеграмме сообщалось, что, согласно особому пункту мирного договора,

необходимо эвакуировать оттоманские войска из Азербайджана.

Офицерство, не желавшее поставить родину-мать в затруднительное

положение, предпочло подчиниться приказу, полученному из

Константинополя.

После взятия Баку вновь был собран Национальный совет. 16 ноября

им был издан новый закон, по которому предоставлялись права

национальным меньшинствам, не имевшим своих представителей в

Национальном совете, а также предписывалось некоторым частям страны

послать своих депутатов. По этому закону должен был собраться меджлис в

составе 120 депутатов и образовать коалиционное правительство,

соответствовавшее создавшемуся положению.

Тяжелый день, который никогда не забудется. Было 17 ноября.

Флотилия с поднятыми английскими и русскими царскими флагами

подходила к бакинскому порту. Какова будет позиция этой силы,

отступившей недавно из Баку и сосредоточившейся в Энзели, в отношении

азербайджанского правительства, восседавшего в Баку? Было неизвестно.

 Турецкая армия ушла, нет и азербайджанских частей, потому что

прибывшее командование не признавало войск, называвшихся

азербайджанскими частями. Собственно говоря, азербайджанские войска и не

представляли собой организованной силы. Из письма Нури паши,

написанного мне в бытность мою председателем Национального совета,

явствует, что азербайджанские соединения были численностью в 1500

человек, они не были сосредоточены в одном месте, а располагались в

различных пунктах страны. Сила, поддерживавшая в то время

азербайджанское правительство в Баку, это полиция численностью в 500

человек. Но если бы даже предположить, что военная сила имелась, для

Азербайджана было бы немыслимо открывать военные действия против той

силы, перед которой капитулировали Германия и Турция. Вот почему все во-

просы должны были решаться дипломатическим путем. Последнее слово

английского командования конфиденциально

посланной за три дня до этого делегации было следующим: «По нашему

мнению, республики, родившейся в результате всеобщего желания

азербайджанского народа, нет; имеется только правительство,

организованное интригой турецкого командования. Но раз вы настаиваете на

обратном, мы все расследуем на месте и вынесем соответствующее

решение».

Уповая на Бога, в ожидании этого «решения» азербайджанское

правительство в ноте, предъявленной английскому командованию, выражало

надежду на то, что прибытие союзных войск на территорию Азербайджана не

нарушит независимость страны и цельность ее территории.

17 ноября было два Баку: печальный мусульманский Баку и

счастливый христианский Баку. Аэропланы, летавшие над городом,

принадлежавшие к частям Бичерахова, разбрасывали воззвания, где

поздравляли русских граждан с обратным присоединением Баку к матушке-

родине.

Высадка совершилась без всяких происшествий. На пристани,

разукрашенной азербайджанскими флагами, Томсона приветствовал товарищ

министра иностранных дел. В ответ на это Томсон поздравил с окончанием

войны и восстановлением мира.

Через два дня командование выпустило воззвание, опечалившее

мусульманское население. В этом воззвании, как и в воззваниях Бичерахова,

указывалось на то, что победоносная армия Антанты, прежде чем вернуться в

свою страну, выполнит свой долг в отношении самоотверженного русского

народа, вложившего столько помощи в достижение общей победы. Во

исполнение этого долга армия Антанты очистит от неприятеля вырванный у

России Кавказ, и с этой целью в согласии с русским правительством,

организованным в Уфе, она прибыла сюда.

Понятно, какие тяжелые часы переживались в то время под

впечатлением этого воззвания, а также вследствие происшествий и

оскорбительных для мусульман действий, совершаемых в городе

бичераховскими частями и армейскими отрядами, прибывшими вместе с

английскими войсками.

Срывание вывесок с тюркскими надписями, поругание азер-

байджанского флага, бесцельная стрельба; оскорбления и нападения,

которым подвергались мусульмане, ежеминутно могли вылиться в

провокацию, которую трудно было бы предотвратить.

Пока Баку переживал такие тревожные дни, Гянджа с печалью

провожала турецкое командование, задержавшееся там на несколько дней.