Tag Archives: Зульфигар Аббасов

Газета Очаг 2015-01

Стандартный

СКР 2015 1-1очаг1_2015

Реклама

ЖИЗНЬ РАМИСА АББАСОВА: ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ДРАМА (вторая часть)

Стандартный

«Эффективность тренировочного процесса во многом зависит от того, умеет ли сам тренер того, чего требует от своих учеников. Тренер всегда должен быть в хорошей физической форме, чтобы вместе с воспитанниками мог выполнить требуемый объем упражнений. Я сам постоянно тренируюсь, занимаюсь бегом. Обычно это делаю ранним утром, но, если по той или иной причине утром получается, бегаю вечером».

Вопрос от Ширвана Керимова: «Что вы можете сказать об азербайджанском боксе? Не кажется ли вам, что есть определенные просчеты в подготовке боксеров в Азербайджане? Они хорошо начинают, а к третьему раунду задыхаются».

«Мне кажется, что в Азербайджане к боксу уделяется серьезное внимание. Там ежегодно проводится несколько международных турниров. Что касается конкретно подготовки, то я могу поделиться личными впечатлениями. Недавно проходил турнир в Омске. В финале мой ученик Алексей Соколов как раз встречался с азербайджанским боксером. Алексей в начале боя был очень активен, имел преимущество и вроде шел к победе. Но в третьем раунде у него сил не хватило, азербайджанский же боксер стал прибавлять и бой в итоге выиграл. Так что думаю, что там над физической подготовкой тоже работают».

Встреча с Рамисом Аббасовым, известным боксером и тренером, была бы не полной без живого представления этой игры, которая зародилась несколько тысяч лет назад, но современное оформление получила в девятнадцатом веке в Англии. С Рамис муаллимом пришли четверо его учеников. И под судейством самого тренера юноши провели два показательных боя из двух раундов. Первыми на импровизированный ринг вышли чемпион области, второй призер чемпионата Приволжского округа Марвин Фатуллаев и чемпион г.о. Самара Никита Тихонов. По ходу боя Рамис Сафарович не только комментировал действия своих подопечных, но и осторожно предсказывал их спортивное будущее. По его мнению, Марвин способен показывать высокие результаты на федеральном уровне.

АББАСОВ бокс Марвин

Еще одну пару составили чемпион области Павел Уланов и Филип Фирсов. Оба боксера демонстрировали хорошую технику, но Паша явно превосходил своего соперника, скорее всего, у него, как и Марвина, хорошие перспективы.

Слово для краткого выступления попросил Новруз Гусейнов, дядя Марвина, который когда-то привел племянника в боксерский клуб. А до того боксом Новруз занимался сам. Рамис муаллим прекрасно его помнит, хотя тренировал Новруза его коллега. Рамис Сафарович рассказал, что Новруз, хоть и довольно поздно начал заниматься боксом, показывал хорошие результаты и имел перспективу. Но семейные обстоятельства сложились так, что Новруз вынужден был оставить бокс.

Аббасов - Новруз

В свою очередь Новруз Гусейнов поделился своими впечатлениями от тренерской работы Рамис муаллима, выразив благодарность ему как педагогу, самозабвенно отдающему себя работе с детьми.

Руководитель «Лиги азербайджанцев Самарской области» Ширван Керимов поблагодарил Рамиса Сафаровича за прекрасный рассказ, который практически стал блестяще проведенным открытым уроком опытного педагога. Ш. Керимов поделился своими воспоминаниями о покойном Зульфигаре Аббасове, с которым хоть и не близко, но был знаком. По словам г-на Керимова, Зульфигар Аббасов был патриотом, любил Азербайджан. «Однажды он грозно заявил тем, кто не оставлял попытки обложить данью азербайджанских предпринимателей: «Я своих соотечественников в обиду не дам». Руководитель ЛАСО выразил намерение проводить боксерский турнир, посвященный памяти замечательного спортсмена, судьи международной категории Зульфигара Аббасова. Рамис Аббасов с большим энтузиазмом воспринял эту идею, поблагодарил «низким поклоном» своих земляков за внимание.

БРАТЬЯ

Что скрывать, мы сами ожидали внимание к встрече с одним из двух знаменитых братьев Аббасовых со стороны большего количества самарских азербайджанцев. Не без основания надеялись, что повидаться с уроженцем Садарака с большим желанием придут нахчыванцы, которых в Самаре немало. Но они не пришли – потом привычно скажут, что не было времени. А нам кажется, что не было желания. Жаль.

Многие из нас любят бросаться словами «община», «диаспора». Нет никакой общины и тем более диаспоры, если нет общественных нитей, связывающих людей одной национальности. Количество тут никакой роли не играет. Если нет общего дела, нет общих целей, то нельзя говорить об общности. Любопытно, что те, кто громче всех твердит о патриотизме, о любви к родине и постоянно уличает «шпионов» и «изменников», проваливаются как бы сквозь землю, когда надо если не делом, то хотя бы живым присутствием продемонстрировать свою принадлежность, свою причастность.

Мы ожидали, что придут спортсмены. То есть наши соотечественники, которые сами занимаются или раньше занимались спортом. Их вроде тоже в зале не было. Не было их и на встрече с футболистом Эмином Махмудовым. Тоже ведь любопытно – в каких-то третьестепенных спортсменах из разных стран с азартом многие ищут азербайджанскую кровь, азербайджанские корни. А когда настоящий спорстмен-азербайджанец находится в шаговой доступности, с большим желанием идет на контакт, эти записные патриоты поворачиваются спиной. Это что, наша национальная особенность? Имейте уважение, господа, хотя бы к себе…

На встрече с Рамисом Аббасовым присутствовала особая и особенная гостья – Любовь Ивановна Данилова, коренная жительница села Привольное Джалилабадского района. Любовь Ивановна приехала в Самару на новогодние праздники, гостит у подруги Ани, про которую мы совсем недавно писали. Мы ожидали, что Любовь Ивановна нам споет, так как братья Акперовы много рассказывали о ее певческих талантах и замечательном голосе. К сожалению, она немножко приболела и сумела только спеть отрывок песни, которую русские жители Привольного посвятили родному селу. Любовь Ивановна рассказала, что у себя они создали певческий коллектив и поют они не хуже, чем «Бурановские бабушки».

ДАНИЛОВА одна

Русская гостья выразила свое восхищение этой встречей и непосредственно Рамисом Аббасовым, поприветствовала своих односельчан – Фазиля и Джамала Акперовых, Расима Шамиева, Алигейдара Гейдарова и других. Она коротко рассказала о своей комсомольской молодости, о том, что всегда была общественно активной и по сей день не перестает заниматься общественной деятельностью.

Ширван Керимов, вручив Любови Ивановне небольшой подарок, пообещал «пригласить на концерт в Самару «Привольненских бабушек».

АББАСОВ ЗАЛ

Встреча с Рамисом Аббасовым завершился небольшим концертом, подготовленным Ровшаном Кулиевым. Фидан Фараджова исполнила песню Муслима Магомаева на слова Наби Хазри «Азербайджан». Еще одну песню из репертуара Муслима Магомаева («Моя мелодия») спел Наиль Акперов. Сабина Кулиева и Аида Акперова исполнили песню Эмина Сабитоглы на слова Фикрета Годжи из кинофильма «Бизим Джябиш муаллим» (Я помню тебя, учитель). Маленькая Гюлай Фараджова приятно удивила зал песней «Сары гялин». Концерт завершился блестящим выступлением Аиды Акперовой, исполнившей песню Марка Минкова на слова Дмитрия Иванова «Старый рояль».

Вечер, судя по отзывам, оставил хорошее впечатление. Надеемся, что после встречи с замечательным человеком Рамисом Аббасовым в боксерских клубах и просто спортивных секциях окажется больше детей из азербайджанских семей. Занятие спортом ведь не только здоровый образ жизни. Жесткая спортивная дисциплина, нацеленность на состязания, на победы в немалой степени является залогом того, что мальчик не попадет под дурное влияние, что, увы, в большом городе, весьма вероятно.

Перед этим мероприятием мы собирали информацию о международных выступлениях азербайджанских боксеров. К сожалению, крупных достижений очень мало. Тот же Вугар Алекперов, запись выступления которого стала прелюдией вечера, на олимпиаде в Сиднее дошел только до четвертьфинала. А Азербайджане боксу не хватает массовости. В районах практически отсутствуют условия для занятия этим популярнейшим видом спорта. Последние годы заметна тенденция привлечения в национальную сборную боксеров из других стран. В стратегическом плане весьма сомнительный путь. Лучше бы азербайджанским селекционерам обратить внимание на талантливых ребят из азербайджанских семей, которых немало в России. Может, Марвина Фатуллаева в недалеком будущем увидим в национальной сборной Азербайджана…

 

(неполный текст)

 

 

 

ЖИЗНЬ РАМИСА АББАСОВА: ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ДРАМА

Стандартный

РАМИС АББАСОВ кол. 2 цв

Возможно, в наступившем году последний раз у россиян последний раз был длительные новогодние каникулы, которые завершились одиннадцатого января законодатели хотят их значительно сократить. Кто из наших соотечественников как эти каникулы проводил, конечно, точно нам не известно. Дети, конечно, отдыхали. Что касается взрослых, то, учитывая специфику тех сфер, в котором занято большинство самарских азербайджанцев, имеется в виду, конечно, в основном мужчины, то они, надо полагать, работали и в праздничные дни. 11 января, в воскресный день, им все представилась возможность хорошо отдохнуть и приятно провести время в компании замечательного нашего соотечественника, уроженца героического села Садарак, мастера спорта по боксу и известного тренера Рамиса Сафаровича Аббасова. Не все, к сожалению, воспользовались этой возможностью, но в актовом зале Дома дружбы народов свободных мест почти не было.

Ваш корреспондент летом минувшего года встречался с Рамисом Сафаровичем в боксерском клубе, который создан нашим соотечественником, где он тренирует детей бесплатно. Тогда бесед продлилась ровно два часа, то есть через два часа пришлось прервать невероятно интересный разговор, потому что Рамис муаллима ждали его подопечные в зале. Тогдашнее интервью опубликовано в нашей газете. Но очень хотелось продолжить ту беседу, так как многое тогда осталось недосказанным, некоторые вопросы просто я не успел задать. Идея встречи с тренером прежде всего связана была с этим обстоятельством. К тому же одно дело интервью в газете, а другое дело живое общение с человеком, при котором обо всем можно спросить, получить советы, учитывая, что Рамис Сафарович педагог многолетним стажем.

Мероприятие началось показом записи боя, который азербайджанский боксер Вугар Алекперов на Олимпиаде в Сиднее провел в местным спортсменом Полом Мильнером. Эту встречу Вугар выиграл по очкам, вышел в следующий круг, в итоге завоевал бронзовую медаль олимпийских игр. Кадры, запечатлевшие незабываемые олимпийские баталии в далекой Австралии, заменил телевизионный фильм о Садараке, в котором разные люди рассказывают об истории села, о версиях этимологии его названия. В фильме показаны исторические памятники, сельское кладбище, где похоронены близкие самые близкие люди Рамиса Сафаровича, в том числе мама. Помню его эмоциональный рассказ о смерти мамы. На похороны он не успел. Посещать могилу матери ему пришлось под покровом, а добирался он до кладбища безопасными тропами в сопровождении родственников, так как шла война и Садарак интенсивно обстреливался с территории Армении…

После показа фильма слово было предоставлено Рамису Аббасову, который тепло поблагодарил своих соотечественников за приглашение, за «такой теплый прием», который, по его словам, в значительной мере был для него приятной неожиданностью.

РАМИС за столом

«Да, это Садарак, село, где я родился, где жил до семи лет. Село, конечно, теперь сильно изменилось. Этой школы, которую вы видели на экране, при мне, конечно, не было. Была одноэтажное, приземистое глиняное здание. И дома были очень скромные. У нас тоже был маленький глиняный дом. Потом уже, когда отец стал бригадиром работать, мы начали строить новый дом.

Теперь я хочу рассказать вам о том, как я оказался в Куйбышеве. Вы сами знаете, что в Азербайджане в сельских семьях всегда было много детей. И в нашей семье было много детей. У меня было четыре брата и четыре сестры. Девять детей. Сами понимаете, моим родителям не просто было содержать такую большую семью. Мой родной дядя Махмуд, который жил в Куйбышевской области, решил помочь своему брату, то есть моему отцу. И предложил забрать меня сюда, в Куйбышев. И вот когда мне было восемь лет, он меня забрал сюда. А работал он в ГАИ Исаклинского района, жил в однокомнатной квартире. Жена у него была русская, к моему приезду у них был один ребенок, потом родились еще двое.

Я хочу сказать, что до меня дядя Махмуд забрал в Куйбышев еще одного племянника, моего двоюродного брата, сына дяди Гафара Зульфигара, который, как вы наверняка знаете, потом стал известным боксером и арбитром международной категории. Но когда я сюда приехал, он жил не у дяди, а в городе Куйбышеве в интернате.

Что я могу сказать по этому поводу? Конечно, со стороны дяди Махмуда это был настоящий подвиг взять в семью еще одного ребенка. Ведь он сам жил в стесненных условиях, всего одна комната, свой маленький ребенок. К тому же когда сюда попал, по-русски знал только два слова: «да» и «нет». Сами понимаете, не легко было супруге дяди.

Как я уже сказал, меня сюда забрали после первого класса. Но так как русским языком я совершенно не владел, я повторно пошел в первый класс. Первое время, я не буду скрывать, было не просто. Меня ребята в школе встретили не очень тепло – неизвестно откуда приехал, главное, русского языка не знает. Ну, что тут объяснять, дети есть дети. Была агрессия, обижали. я начал осваивать русский язык».

Отвечая на вопрос Ширвана Керимова «А как супруга дяди к вам относилась?», Рамис Сафарович сказал, что испытывает к Любови Николаевне только чувство благодарности. «Ей было очень трудно, это надо понимать. Маленькая квартирка, свой ребенок, потом родились еще двое. А тут еще один, приемный. Конечно, всякое бывало. Дядя ведь не часто бывал дома. Он был гаишник, постоянно вызывали на место аварии по всему Исаклинскому району. Ну, бывало, что у Любови Николаевны не выдерживали. Я обижался, из дома даже уходил… Но теперь, смотря на все это взрослыми глазами, я испытывают к тете только благодарность и говорю ей спасибо за то, что обо мне заботилась как о собственном ребенке».

«После шестого класса я поступил в шестой интернат в Куйбышеве. А в восьмом классе перешел в четвертый интернат, где до меня учился Зульфигар.

Теперь я хочу немножко рассказать о Зульфигаре. Со своим двоюродным братом у меня тесных отношений не было по определенным причинам. Он был на десять лет старше меня. Раньше сюда приехал. Первые годы я жил в Исаклах, а он в то время был уже в Куйбышеве. Время от времени я дядю просил, чтобы он брал с собою, когда ездил в Куйбышев с отчетом. И дядя сажал меня на мотоцикл, вы знаете, что тогда гаишники ездили на мотоцикле, у него был «Урал». И здесь дядя водил меня в зал, где тренировался Зульфигар.

У вас, наверное, возникает вопрос: а как мы увлеклись боксом? Дядя Махмуд не был спортсменом, но бокс очень любил. Азам бокса нас с Зульфигаром учил тоже он. Он собирал в Исаклах мальчишек и занимался ими. И дома, бывало, что надевает лапу и давай бить. Занятие боксом мне помогло выживать в интернате, где были суровые взаимоотношения… Я очень благодарен дяде за то, что он меня так настойчиво настраивал меня заниматься спортом…»

«Зульфигар очень рано стал значительным боксером. В 1971 он завоевал звание чемпиона СССР среди молодежи, и это был большой шаг.  Зульфигар был включен в сборную СССР для участия на олимпийских играх. Но на сборах за нарушение спортивного режима был исключен из сборной. Но брат не пал духом. В последующем он два раза становился чемпионом России и еще один раз чемпионом спартакиады народов РСФСР. В 1972 Зульфигар выиграл международный московский турнир. У Зульфигара была особая манера боксировать, его любили за уклоны вправо и влево, за неожиданные эффектные удары. Еще одну особенность его хочу отметить. Зульфигар мог долго не тренироваться, потом выйти на ринг и провести качественный бой. Однажды тренер Моршинин попросил Зульфигара участвовать в турнире, когда брат не тренировался уже лет пять. Зульфигар не отказал известному тренеру и показал хороший результат.

Конечно, он чувствовал свою особую одаренность, с чем, возможно связаны были издержки его поведения в отдельные периоды жизни. Но за свою короткую жизнь он добился многого, стал международным арбитром, авторитет которого признавался в боксерском мире, многие годы трудился в качестве педагога в техническом университете…

Что касается меня, закончив выступления на ринге, я стал тренером. И как человек, уже многие годы работающий с молодыми ребятами, обращаюсь к родителям, которые есть в этом зале: приводите своих детей в секции бокса, это прекрасный спорт и отнюдь не травмоопасный, как некоторые ошибочно думают».

«Я лично считаю, что самое главное для человека – это его здоровье. Все остальное только тогда приносит радость, когда человек здоров».

«Знаете, мне немножко неловко, что я с вами разговариваю по-русски, потому что понимаю, что для многих из вас общение на азербайджанском привычнее и удобнее. Но, к сожалению, я не владею родным языком. Как же это произошло? Так получилось, что, приехав с дядей сюда, в Куйбышев, я долго не ездил родителям. У родителей не было возможности сюда ехать, а дядя все время был занят. Работа в ГАИ отнимала почти все его время, а он еще учился в высшей милицейской школе. В конце концов родители там забеспокоились, стали писать, звонить, что же с ребенком, что хотят меня видеть. И дядя меня самолетом отправил на родину. Это было через семь лет. Я летел рейсом Куйбышев-Ереван, потому что в Садарак из Еревана было близко. Там меня отец должен был встретить. Но что-то они там неправильно поняли телеграмму, он раньше приехал меня встретить, а когда меня в аэропорту не оказалось, он уехал домой. Я прилетел в Ереван – а меня в аэропорту никто не встречает. Ну, меня забрала милиция. Определили в какой-то интернат. Я там провел несколько дней. Конечно, тяжело все это было. Ну, потом как-то нашли отца, сообщили ему, и он приехал и забрал меня. И вот уже дома, когда оказался среди своих, понял, что я азербайджанский язык забыл, не могу общаться с матерью без переводчика… Она, конечно, плакала…»

«Три года назад ездил в Баку, гостил у родственников, жил у сестры. И та же проблема. Сестра русским языком не владеет. Разговаривали с помощью ее мужа… Такая вот драма. Но несмотря на незнание азербайджанского языка, я в каждом из вас чувствую брата…»

Вопрос от Рамиза Гусейнова: «Какой подход вы предпочитаете на тренировках?»

«Я достаточно серьезно увлекаюсь физиологией человека. Высшее образование я получил в Волгоградском институте физической культуры. Тогда я специально посещал курсы по физиологии. И в работе с ребятами я особо сосредоточиваюсь на этом. Для боксера, как и любого другого единоборца, важно уметь управлять собою – своим телом, собственными эмоциями. На ринге каждый боксер испытывает волнения, исход боя в значительной мере зависит от того, кто из соперников лучше справился с этими волнениями. Тело спортсмена представляет спортивную машину и ее надо содержать в идеальном состоянии. Если всего этого нет, боксер на ринге не выдерживает трех раундов, хотя на тренировках он может прекрасно держаться даже все двенадцать раундов.

 

 

(НЕПОЛНЫЙ ТЕКСТ)

О РАМИСЕ АББАСОВЕ ГОВОРИЛ ЕГО УЧЕНИК…

Стандартный

Аббасов - Новруз

Тренерские качества Рамиса Аббасова Новруз Гусейнов знает не понаслышке — сам когда-то у него занимался. Теперь Рамис муаллим тренирует его племянника, Марвина Фатуллаева, который в своей возрастной категории является областным чемпионом.

ИДУ ИЗ СЕЛЕНИЯ САДАРАК

Стандартный

рамис аббасов кол.

11 января 2015 г. Дом дружбы народов Самарской области. После встречи в «Лиге азербайджанцев Самарской области» с мастером спорта по боксу, известным самарским тренером Рамисом Сафаровичем Аббсовым.

ЗНАМЕНИТЫЕ БРАТЬЯ АББАСОВЫ

Стандартный

11 января 2015 года «Лига азербайджанцев Самарской области» проводит встречу с мастером спорта по боксу, известным детским тренером, уроженцем Садарака Рамисом Сафаровичем Аббасовым. Рамис муаллим расскажет о своей жизни, о карьере в качестве спортсмена и тренера, поделится воспоминаниями о своем выдающемся брате – трехкратном чемпионе России, судье международной категории Зульфигаре Аббасове.

Мероприятие состоится в Доме дружбы народов Самарской области. Начало: 15.00

РАМИС ребенок

Газета ОЧАГ 2014-06

Стандартный

СКР2014-06очаг6_2014

РАМИС АББАСОВ: «У ЗУЛЬФИГАРА БЫЛ СЛОЖНЫЙ ВНУТРЕННИЙ МИР…»

Стандартный

РАМИС-ЗУЛЬФИГАР

— Боксом когда начали серьезно заниматься?

— Почти сразу после того как переехал в Куйбышев и поступил в интернат. Когда жил в Исаклах, дядя Махмуд изредка меня брал в город. Он водил меня в комплекс «Спартак», где тренировался Зульфигар. А «Спартак» находился на площади Куйбышева, в здании оперного театра, в правом крыле.

— А с покойным Зульфигаром доводилось вместе тренироваться?

— Нет. Он старше меня на десять лет.

— Как шла учеба?

— Нормально. Первые годы у меня тройки, а во втором классе меня оставили, так как еще не научился хорошо разговаривать по-русски. После четвертого класса уже троек не было. И в интернате со временем ко мне отношение изменилось, ко мне относились уже как к спортсмену.

После школы попытался поступить в архитектурно-строительный институт. Говорю «попытался», потому что не поступил. Не удалось поступить и в госуниверситет. Поступил в индустриально-педагогический техникум. Этот техникум меня в первую очередь привлек тем, что там были условия для занятий боксом, для выезда на выступления. Техникум имел военную кафедру. По окончании после месячных сборов давали звание лейтенанта запаса. Поэтому и мне не приходилось служить в армии….

— Из своих достижений как боксера, какие считаете важными?

— Я выступал относительно недолго, но на самых разных соревнованиях – от областных до всесоюзных. Неоднократно становился чемпионом российского общества «Трудовые резервы». В 1981 году был финалистом первенства Центрального совета общества «Трудовые резервы». А в 1982 году стал чемпионом Центрального совета на соревнованиях в Ташкенте и получил звание мастера спорта СССР.

— В какой весовой категории выступали?

— В основном 48 кг. А в Ташкенте, где стал чемпионом, в категории 51 кг. После Ташкента больших побед у меня не было. В 1983 году выиграл турнир имени Пальмиро Тольятти. Потом перешел на тренерскую работу.

— Почему так рано перестали боксировать?

— Знаете, не всем дано стать чемпионами мира, олимпийских игр. Я трезво оценивал свои возможности. А к тренерской работе меня тянуло.

— Но у вас ведь не было тренерского диплома?

— Да, специального тренерского образования не было. Но я окончил индустриально-педагогический техникум. Значит, я имел педагогическое образование. С другой стороны, я был мастером спорта. Вот эти два обстоятельства мне позволяли работать тренером… Тренерскую работу начал в спортивном комплексе «Спартак». В 1985 году поступил в Волгоградский институт физической культуры на заочное отделение, в 1990 году получил диплом о высшем образовании.РАМИС 3 нагр.

За эти годы десятки, сотни ребят прошли через мои руки. Да, я не подготовил чемпионов мира, чемпионов олимпийских игр. Но среди моих учеников есть большое количество мастеров спорта, кандидатов, многие из них становились победителями областных первенств, выигрывали всероссийские соревнования. Я всегда стремился дать своим ученикам хорошее человеческое воспитание. Мне хочется формировать у них определенную систему взглядов на жизнь, чтобы они стали людьми добрыми, отзывчивыми, хорошо образованными, культурными. Я пытаюсь донести до них свое понимание места спорта в жизни человека. Для меня определенные человеческие качества не менее важны, чем спортивные достижения.

— Как личная жизнь складывалась?

— Я женился в 1985 году. Жену зовут Танзиля. Она татарка, мусульманка.

— Как познакомились?

— Пока я заканчивал вечернюю тренировку, все столовые уже закрывались. Но была студенческая столовая на Осипенко, она работала допоздна, туда я успевал. Там и я познакомился со своей будущей супругой, она в этой столовой работала.

— Есть дети?

— Да, трое. Кадрия, приемная моя дочь, Динара и сын Ильяс. Есть внучка, Камиля, она уже в восьмом классе. Динара тоже замужем, есть внук Имиль. Ильяс пока не женат. Шеф-поваром в ресторане работает.

— Боксом не занимался?

— Недолго. Потом бросил.

— Я хотел бы с вами поговорить о покойном Зульфигаре Аббасове. У нас еще лет пять или шесть назад встретиться с ним, к сожалению, войти тогда с ним в контакт не удалось. Что вы можете сказать о своем двоюродном брате?ЗУЛЬФИГАР бой

— Зульфигар на десять лет старше был, и раньше меня сюда приехал. Я уже говорил, что с дядей примерно раз в год из Исаклов приезжал в Куйбышев и он меня водил в спортзал, где тренировался Зульфигар. Его тренером был замечательный специалист Анатолий Иванович Морщинин. Зульфигар был спортсменом от бога, боксером редкого дарования. Он становился чемпионом СССР среди молодежи. Три раза становился чемпионом России – это значительное достижение. А мелких соревнований, которые он выигрывал, не счесть. Долгие годы он работал тренером. После того как перестал боксировать, он проявил себя как неординарный судья. Удостоился звания судьи международной категории, возглавлял судейскую коллегию Самарской области.

Зульфигар пользовался большим авторитетом в боксерском сообществе. До сих пор, когда я выезжаю на соревнования в разных российских городах, сразу меня спрашивают о Зульфигаре – не все знают, что его уже нет в живых…

—  Я разговаривал со многими азербайджанцами, кому доводилось более или менее близко знать вашего брата. Они говорят о том же – Зульфигар Гафарович действительно пользовался уважением. Скажите, вы были близки?

— Да, мы все время поддерживали близкие отношения. Определенная дистанция между нами имелась, он же на десять лет старше был. А у нас, у азербайджанцев, разница даже в несколько лет имеет значение.

Но я должен сказать, что Зульфигар был нестандартный человек. У него был сложный внутренний мир. Можно даже сказать, что он был человеком закрытым. По некоторым вещам мы сильно различались. Зульфигар не любил меня свое мнение или убежденность в чем-то. То есть в нем всегда проявлялась непоколебимая вера в свою правоту. А я человек гибкий. Я всегда готов признать, если не прав в чем-то, менять взгляды на определенные вещи или оценки относительно чего-то, если у оппонента есть убедительные аргументы…

ЗУЛЬФИГАР - РЕШЕНИЕ

— Дети у Зульфигара Гафаровича были?

— Да, двое. Сын Руслан и дочь Лейла. Лейла, кстати, родилась в Садараке. Зульфигар с женой Любой год пожили в Садараке.

— А говорят, что он азербайджанским не владел.

— Это не правда. Язык он хорошо знал, не литературный, конечно. Разговорным он владел.

— Он умер в пятьдесят девять лет. Болел?

— Да, у него был рак. Тяжело болел. Я его навещал. Последний раз за два дня до смерти. Мы говорили о разном. В том числе о религии. Он, конечно, считал себя мусульманином. Но оказалось, что буквально в день смерти он принял крещение… Его похоронили по христианскому обряду, здесь…

— Раз он принял такое решение… Надо уважать волю покойного.

— Да, я тоже так считаю…

— Рамис Сафарович, когда последний раз вы побывали на родине?

— Два года назад я с женой и внучкой ездил в Азербайджан. Съездить в Садарак не получилось, мы две недели пожили в Баку. Останавливались у сестры. Они раньше в городской квартире жили, потом ее продали, построили коттедж у моря. Точно не могу сказать где, но недалеко находится резиденция президента.

— Как вам Баку?

— Город очень хорош. Очень.

— Скажите, у вас было ощущение, что находитесь на родине?

— Конечно. Я, к сожалению, азербайджанским языком не владею, не говорю на нем. Но его музыку узнаю сразу, с первых слов, азербайджанский язык ни с какими другими языками я не перепутаю…

— Вы следите за тем, как развивается бокс в Азербайджане?

— Слежу. Я считаю, что политика в этой сфере выстроена правильная. Боксу уделяется много внимания. Там проводится президентский турнир, на который приезжают очень сильные боксеры, в том числе из России. Там уже выросли чемпионы мира, олимпийских игр.

— Как вас родные встретили?

— Хорошо. Тепло. К сожалению, не всех удалось увидеть. Кроме братьев и сестер, у меня много близких родственников. Среди них были известные люди. Родной брат мамы, мой дядя Юсиф Абильгасанов в Нахчыване министром внутренних дел был. Потом его перевели в Баку, кажется, министром юстиции был. Он ныне покойный, а связаться с его семьей на этот раз не получилось.

— По телефону общаетесь с братьями и сестрами?

— Общаюсь. Не каждый день, правда, но общаюсь.

— Скажите, что находилось раньше в этом здании?

— Котельная. Потом ее переоборудовали в спортзал. В 1993 году я его взял в аренду. Создателем, учредителем и руководителем общественной организации «Союз боксеров» являюсь я. Дети тут занимаются совершенно бесплатно. Платят только взрослые, которые вечерами занимаются для поддержания здоровья.

РАМИС семья

— Здание сильно нуждается в ремонте. Власти вам помогают?

— Нет никакой помощи. Наоборот, я городу плачу арендную плату. Конечно, хотелось бы, чтобы нашелся состоятельный человек, любящий спорт, заботящийся о здоровье детей, который стал бы нашим попечителем. Было бы прекрасно, если бы такой человек нашелся среди азербайджанских предпринимателей Самары. Ведь у меня тренируются и мальчики из азербайджанских семей…

— Рамис Сафарович, давайте вместе надеяться на это. Мы вас считаем своим, радуемся успехам ваших учеников.

— Спасибо, дорогой…

 

РАМИС АББАСОВ: «МАТЬ ПЛАКАЛА, ПОТОМУ ЧТО МЫ НЕ МОГЛИ ПОНЯТЬ ДРУГ ДРУГА БЕЗ ПЕРЕВОДЧИКА…»

Стандартный

Между серыми и ничем не примечательными многоэтажками на улице Подшипниковой, на которой практически нет ничего от большого города, а принадлежность улицы к городу Самаре выдает разве что разбитость асфальтного покрытия, есть небольшая одноэтажная постройка. Выделяется она еще своей ярко синей пластиковой облицовкой, которая, судя по всему, гораздо моложе, чем сама постройка. Можно было бы сомневаться, что в таком бараке может находиться боксерский клуб. Но есть на нем адрес – ул. Подшипниковая, 15-б. Джамал Акперов, который привел меня сюда, и так не сомневается — он сюда уже заходил. Оказывается, его сын, юный и знаменитый наш певец Наиль, тут одно время даже тренировался. Я потом уже задним числом эту историю вспомнил. Джамал мне говорил: «Знаешь, тренер даже денег не берет, говорит приходи и тренируйся». Не помню, назвал ли тогда Джамал имя тренера, но сказал, что азербайджанец…

Мы входим в барак, на котором вывеска: «Союз боксеров». Небольшой узкий коридор входит в большой зал, который сильно контрастирует с внешним видом здания. Боксерский зал, на мой невежественный взгляд, оборудован не плохо. Тренировка начинается в шесть, есть еще несколько минут, но в зале уже несколько мальчиков тренируется. Из зала к нам навстречу идет Рамис Сафарович Аббасов – я его узнаю, потому что недавно, когда писал об одном из его учеников, в Интернете нашел несколько его фотографий. Он приглашает нас в небольшую комнатку слева от двери, которая, видимо, одновременно служит ему и кабинетом, и раздевалкой и комнатой отдыха. Познакомив нас, Джамал уходит. Рамис Сафарович предлагает мне чай. Я отказываюсь – только что из дома. Он ненадолго уходит, чтобы дать задание ученикам. К его возвращению я готовлю свои письменные принадлежности…

РАМИС 1

 

— Сколько вам лет?

— Я 1961 года рождения. Сколько получается? 53 года.

— И где вы родились? Я от разных людей про вас разное слышал.

— Я родился в селе Садарак Ильичевского района Нахичеванской АССР. Теперь не знаю, как этот район называется.

— Теперь Садарак сам районом стал.

— Да? Ну, моя семья жила в Садараке. На границе с Арменией. Отец мой Сафар киши был бригадиром в колхозе. Он умер рано. 52 года была ему.

— А мать живая?

— Нет, к сожалению, мать тоже умерла. Ее звали Фатима. Когда шла война с Арменией, Садарак сильно обстреливался с армянской стороны. И в наш дом попал снаряд, пробил стену. Представляете? Большая семья и тут прямое попадание снаряда. Никто не пострадал, но из-за сильного переживания мама перенесла инфаркт. И вскоре она умерла…

— Вы сказали, что семья была большая. Сколько было детей?

— Детей у нас было девять. У меня было четыре брата и четыре сестры.

— Не могли бы назвать их?

— Конечно, Старшего брата звали Садык. Его уже нет в живых. Он тоже, как отец, в колхозе работал. Среднего брата зовут Рафик. Мубариз в Баку живет, он предприниматель. А Мазахиру достался наш родовой дом в Садараке, он с семьей там живет. Но работает в основном в Баку, в Садараке трудоустроиться сложнее. Три сестры, Джейран, Гюльсаида и Замина живут в Садараке. У всех семьи. А младшая Рухсара живет в Баку.

— Чем ваш колхоз занимался?

— У нас в основном выращивали виноград. Винные сорта. Что касается личного хозяйства, мы овец держали, зубров держали…

— Может, коров?

— Нет, не коров…джамыш…

— Буйволов?

— Да, да, буйволов…

— И вот вы живете там, в Садараке большой семьей и вдруг оказываетесь в России. Как это произошло?

— В Куйбышевской области жил мой родной дядя Аббасов Махмуд Халил оглы. Родной брат отца. В шестидесятые годы он работал в милиции и учился в Саратовской школе милиции. И вот он решил помочь своему брату. Нас ведь было девять детей, с родителями одиннадцать человек. Один кормилец. И вот мой дядя предложил родителям забрать меня к себе. А за два или три года до этого он забрал Зульфигара, сына другого своего брата, дяди Гафара.

— Получается, что знаменитый боксер, тренер и судья Зульфигар Аббасов ваш двоюродный брат?

ЗУЛЬФИГАР 2Судья международной категории Зульфигар Аббасов

— Так именно.

— О нем поговорим отдельно. Я хочу, чтобы вы несколько подробнее рассказали о том, как ваш переезд происходил. Вас как-то подготовили к этому?

— Конечно, мне рассказывали о России. О больших городах, о больших реках… О возможности заниматься спортом… Я был маленький и все эти рассказы о жизни в большом городе меня завораживали…

— Дядя жил в самом Куйбышеве?

— Нет, он работал в Исаклинском районе и там же жил…

— Сколько лет вам было?

— Восемь. Первый класс только окончил.

— Не тяжело было расстаться с родителями? Особенно с матерью.

— Тогда ведь я не знал, что и как будет потом. Тоска наступает тогда, когда ты оказываешься далеко от дома…

— Сильно переживали?

— Да, особенно первое время… Но я хочу сказать о поступке дяди. С его стороны ведь это был подвиг. Он жил в однокомнатной квартире, у него была своя семья. Тут еще я… Только через некоторое время они получили двухкомнатную квартиру.

— Как вас семья приняла?

— Очень хорошо. Супруга дяди Любовь Николаевна относилась ко мне как к собственному ребенку.

— Долго у них жили?

— В седьмом классе я поступил в шестой интернат в Куйбышеве. Зульфигар тоже в интернате учился. Но в четвертом. После восьмого класса я тоже перешел в четвертый интернат.

— А на родину, к родителям ездили?

— К родителям поехал только через семь лет…

— Но они сюда к вам приезжали?

— Нет. Отец был занят, он бригадиром работал…Так прошло семь лет…

— Вы маму свою сразу узнали?

— Как маму не узнать? Конечно, узнал. Не только ее. Всех родных. Была другая проблема…За семь лет я совершенно забыл азербайджанский язык. Совершенно. И мог говорить только с теми, кто знал русский. А с матерью не мог, она русского не знала. Между нами были «переводчики»… А ей так много хотелось узнать…

— А чем она спрашивала?

— О том, как я в России живу, хорошо ли ко мне относятся у дяди, чем меня кормят… Она все время плакала…

— Тяжело было после возвращения после такой встречи?

— Знаете, я жил в интернате. А в интернате суровые условия жизни. Очень суровые…Там  я выживал…

— А что там происходило?

— Били. Ну, в общежитии  в одиннадцать как бы все ложатся спать, воспитатель уходит, через некоторое время заходят какие-то пацаны и начинают всех бить. Это началось первый же день. На уроках вроде все было нормально. Потом вышли во двор, а дальше оказались за стадионом. Вдруг неожиданно напали на меня. Ну, я стал защищаться, махать руками…

— Драться умели?

— Дядя Махмуд не был спортсменом, но первым приемам бокса в Исаклах меня научил он. Надевал лапы и давай бить…Одним словом, в интернате поняли, что я не из тех, на кого можно сесть и ездить…

— Сильно вам доставалось?

— Были синяки, ушибы…Но за себя сумел постоять. Так о чем я? Суровая жизнь по-особому формирует человека. Бывает не до чувств…

— После той встречи с мамой еще ездили к ней?

— Мало…А на похороны не успел. Был на поминках. Хотел поклониться к ее могиле, а ходить на кладбище было опасно. С высоты оно обстреливалось армянскими снайперами. Меня туда повели вечером, когда уже было темно и какими-то тайными тропами…

— Боксом когда начали серьезно заниматься?

— Почти сразу после того как переехал в Куйбышев и поступил в интернат. Когда жил в Исаклах, дядя Махмуд изредка меня брал в город. Он водил меня в комплекс «Спартак», где тренировался Зульфигар. А «Спартак» находился на площади Куйбышева, в здании оперного театра, в правом крыле.

— А с покойным Зульфигаром доводилось вместе тренироваться?

— Нет. Он старше меня на десять лет.

— Как шла учеба?

— Нормально. Первые годы у меня тройки, а во втором классе меня оставили, так как еще не научился хорошо разговаривать по-русски. После четвертого класса уже троек не было.

После школы попытался поступить в архитектурно-строительный институт. Говорю «попытался», потому что не поступил. Не удалось поступить и в госуниверситет. Поступил в индустриально-педагогический техникум. Этот техникум меня в первую очередь привлек тем, что там были условия для занятий боксом, для выезда на выступления. Техникум имел военную кафедру. По окончании после месячных сборов давали звание лейтенанта запаса. Поэтому и мне не приходилось служить в армии….

РАМИС у зеркала

— Из своих достижений как боксера какие считаете важными?

— Я выступал относительно недолго, но на самых разных соревнованиях – от областных до всесоюзных. Неоднократно становился чемпионом российского общества «Трудовые резервы». В 1981 году был финалистом первенства Центрального совета общества «Трудовые резервы». А в 1982 году стал чемпионом Центрального совета на соревнованиях в Ташкенте и получил звание мастера спорта СССР.

— В какой весовой категории выступали?

— В основном 48 кг. А в Ташкенте, где стал чемпионом, в категории 51 кг. После Ташкента больших побед у меня не было. В 1983 году выиграл турнир имени Пальмиро Тольятти. Потом перешел на тренерскую работу.

— Почему так рано перестали боксировать?

— Знаете, не всем дано стать чемпионами мира, олимпийских игр. Я трезво оценивал свои возможности. А к тренерской работе меня тянуло.

— Но у вас ведь не было тренерского диплома?

— Да, специального тренерского образования не было. Но я окончил индустриально-педагогический техникум. Значит, я имел педагогическое образование. С другой стороны, я был мастером спорта. Вот эти два обстоятельства мне позволяли работать тренером…