Tag Archives: война в Карабахе

2 АПРЕЛЯ 1993 Г. — ОККУПАЦИЯ КЕЛЬБАДЖАРА

Стандартный
2 АПРЕЛЯ 1993 Г. — ОККУПАЦИЯ КЕЛЬБАДЖАРА

Кельбаджарский район – административный район Азербайджанской Республики. Был образован в 1930 году.

Расположен в центральной части Малого Кавказа. На западе граничит с Республикой Армения. Площадь территории составляет 3054 км2, население – 73,6 тыс. человек. (01.01.2006). Центр – город Кельбаджар.

Район включает город Кельбаджар, поселок Истису и села Зивель, Кешдек, Надирханлы, Тахтабаши, Гасанриз, Гозлу, Гозлу Кёрпю, Нарынджлар, Черектар, Лев, Абдуллаушагы, Гарачанлы, Агъятаг, Феталылар, Мозкенд, Агдабан, Чайговушан, Агджакенд, Оруджлу, Загалар, Тезекенд, Еникенд, Али Байрамлы, Везирхана, Алмалыг, Лачин, Эсрик, Чобан Керехмез, Чорман, Ашагы Айрым, Юхары Айрым, Бояглы, Баглыпейе, Венг, Багырлы, Башлыбель, Халланлы, Алирзалар, Шахкерем, Джовдар, Далгылычлы, Отаглы, Дерегышлаг, Бармагбина, Отгышлаг, Демирчидам, Ганлыкенд, Зар, Еллидже, Алолар, Кяха, Гасанлар, Армудлу, Текдам, Зейлик, Хопурлу, Шеинли, Зульфугарлы, Гарагюней, Кечилигая, Истибулаг, Гёйдере, Агдаш, Гамышлы, Багырсаг, Джомерд, Наджафалылар, Пирилер, Кильсяли, Алчалы, Гушйувасы, Гылычлы, Гузейчиркин, Мерчимек, Аггая, Чопурлу, Биринджи Милли, Икинджи Милли, Учунджу Милли, Гюнешли, Аллыкенд, Боюр, Орта Гарашанлы, Баш гарашанлы, Татлар, Ашагы Гарашанлы, Имамбинеси, Холазей Алхасы, Сарыдаш, Гюнейпейе, Сеидлер, Джамилли, Сусузлуг, Гасымбинеси, Сыныг Килься, Башкенд, Тиркешевенд, Зергула, Газыханлы, Галабоюн, гараханджаллы, Чайкенд, Кендйери, Килься, Ашагы Хач, Мишни, Чепли, Эльясалылар, Шаплар, Мамедушагы, Ашагы Шуртан, Орта Шуртан, Юхары Шуртан, Союгбулаг, Текегая, Бабашлар, Бозлу, Чыраг, Товледере, Мамедсефи, Яншаг, Заллар, Яншагбина, Довшанлы, Базаркенд, Хаяд, Гызылая, Юхары Оратаг, Венгли, Чорманлы, Шахмансурлу, Хейвалы, Деведашы, Яйыджы, Имарет-Гервенд, Чапар, Зардахадж, Кёлатаг, Дамгалы, Чылдыран, Мехмана.

Местность горная (Муровдаг, Шахдаг, Восточный Гёйче, Мыхтокен, часть Карабахской горной цепи и Карабахского плоскогорья). Самые высокие вершины – горы Джамыш (3724 м) и Делидаг (3616 м). На территории распространены юрские, меловые, палеогеновые, неогеновые и антропогеновые отложения, вулканогенно-осадочные и вулканические породы. Полезные ископаемые: ртуть, золото, полиметалл, минеральные воды, строительные материалы и др. В высокогорных частях территории преобладает холодный и горно-тундровый климат с короткой засушливой зимой. Средняя температура воздуха в январе составляет от -10°C до -3°С, в июле – 5-20°C. Годовая сумма осадков – 700-900 мм.

Самые большие реки Тертер (ее верхнее течение) с ее притоками (реки Левчай, Тутгунчай и др.) и Базарчай – берут начало в Кельбаджарском районе. На территории района также имеются озера. Почвы преимущественно дерновые горно-луговые и бурые горно-лесные.  В центральной и восточной части района расположены широколиственные леса (дуб, бук, граб), лесо-полевые растения, на высоких и частично средних горах раскинулись альпийские и субальпийские луга. Животные: горный козел, бурый медведь, кабан, белка, орел и др.

В районе сосредоточены 114 общеобразовательных школ, профтехучилище, 17 клубов, школа искусств, музей, центральная больница, поликлиника, детская больница, 7 сельских больниц, 23 сельские амбулатории и 75 фельдшерско-акушерских пунктов. На территории района также расположены ряд исторических и архитектурных памятников, в том числе албанские храмы (XIII, XVIII века).

2 апреля 1993 года был оккупирован армянскими военными соединениями.

Азербайджанская национальная энциклопедия в 25 томах. Том «Азербайджан», Баку, 2007, стр. 861.

http://1905.az/ru/кельбаджарский-район/

Реклама

29 OKTYABR ZƏNGİLANIN İŞĞALI GÜMÜDÜR

Изображение
29 OKTYABR ZƏNGİLANIN İŞĞALI GÜMÜDÜR

Mausoleum in Mamedbeyli - Spring, 2006

Mausoleum in Mamedbeyli — Spring, 2006

Zəngilan rayonu — Azərbaycan Respublikasında inzibati – ərazi vahidi. 1930-cu ildə təşkil olunmuşdur.

29 oktyabr 1993-cü ildə erməni sillahlı qüvvələri tərəfindən işğal olunmuşdur. Rayon işğal olunmazdan qabaq erməni qüvvələri tərəfindən tam olaraq mühasirəyə alınmışdı və on minlərlə insan qırılmaq təhlükəsi ilə üz-üzə idi. Hər tərəfdən mühasirədə qalan sakinlər Araz çayını keçərək xilas olmuşdular.

Kiçik Qafqazın cənub şərqində, Arazın sol sahilində yerləşir. Qərbdə və şimal-qərbdə Ermənistan Respublikası ilə, cənubda və cənub-şərqdə İran İslam Respublikası ilə həmsərhəddir. sahəsi 707 km², əhalisi 39.660 nəfərdir (01.01.2014). İnzibati mərkəzi Zəngilan şəhəridir.

ZƏNG 1

Зангеланский район (Зангиланский) (азерб. Zəngilan rayonu) — де-юре административно-территориальная единица в юго-западной части Республики Азербайджан, де-факто эта территория оккупирована армянскими силами осенью 1993 г. в ходе Карабахского конфликта и до настоящего времени контролируется непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой. Согласно административно-территориальному делению НКР, территория Зангеланского района включена в состав Кашатагского района. Факт оккупации Зангеланского района признан и осуждён резолюциями Совета Безопасности ООН №884 от 12 ноября 1993 годa и Генеральной Ассамблеи ООН №62/243 от 25 апреля 2008 года, в которых, в частности, подтверждена территориальная целостность Азербайджана и содержится требование вывода армянских сил.

Административный центр город Зангелан.

ZƏNG 2

Zangilan Rayon (Azerbaijani: Zəngilan;‎) is de jure an administrative-territorial entity in the south-western part of the Republic of Azerbaijan, but de facto this territory was occupied by Armenian forces in autumn of 1993, during the Nagorno-Karabakh War and is controlled by the unrecognized Nagorno-Karabakh Republic till today. It has been under the control of the breakway Nagorno-Karabakh Republic, as part of its Qashatagh Province, since the Nagorno-Karabakh War. Since November 12, 1993, a fact of the occupation of Zangilan rayon has been recognized and blamed by resolution №884 of the United Nations Security Council and since April 25, 2008 the United Nations General Assembly by the Resolution №62/243, in which the territorial integrity of Azerbaijan was partially recognized and they include a demand of withdrawal of the Armenian forces.

Administrative center of the rayon is Zəngilan city

ZƏNG 3

СУДЬБА СОЛДАТА

Стандартный

Срок службы в армии пяти братьев Рустамовых – почти

                               двадцать лет. А родное их село находится под

                               оккупацией…

 

 

 

Эхтирам Рафиг оглы Рустамову в апреле исполнилось сорок лет. С бородой,  которую он носит по случаю недавней трагической гибели своего троюродного брата, выглядит несколько старше своих лет. Я впервые его видел первые дни траура, тогда бороды еще не было. Тогда мне показалось, ему чуть больше тридцати…Тогда же Джамал Акперов мне рассказал, что Эхтирам долго служил в азербайджанской армии. О том, как проходила его служба, о его родном селе, которое уже много лет под оккупацией, я  недавно поговорил с ним в нашем офисе в Доме дружбы народов.

 

Я однажды уже писал об одном уроженце вашего села, которое Горган называется. Как вы сами помните его?

— Село очень красивое.

— Горы?

— Не горы, но местность гористая. Было примерно сто двадцать хозяйств. Выращивали хлеб, виноград. Совхоз «Мубариз» был богатый, процветающий. Люди хорошо зарабатывали. В конце восьмидесятых, конечно, возникали трудности, но все равно люди хорошо жили. Хозяйством руководил Атакиши Мамедов.

Отец работал в совхозе трактористом. Дедушка мой Хасай всю вторую мировую войну прошел, офицером был. Потом совхозом руководил, председателем физулинского сельпо работал.

— В Горгане школа была средняя?

— Была, но я после восьмого класса поступил в ПТУ в Физули. Пока я там учился на водителя, начались боевые действия. В Гаджаркенде, Диваналларе шли бои. Тогда еще настоящей армии не было. Было ополчение из местных мужчин, милиционеры. Я ходил к ним и помогал, например, таскал снаряды.

— Из училища посылали?

— Нет, я сам ходил. И не один я. Многие ребята ходили.

— Как ополченцы были вооружены?

— Плохо. В основном были охотничьи ружья.

В 1992 году окончил ПТУ и меня сразу призвали в армию. Из Физули нас на автобусах повезли в Баку. Переночевали в Баладжары. На следующий день вылетели в Нахичеван, хотя в аэропорту говорили, что полетим в Гянджу.

— Тебя кто-нибудь провожал?

— Да, старший брат Камил. В это время он служил  в военной полиции, а в советское время военную службу прошел в Польше.

21 августа мы оказались в Нахичеване. Меня распределили в ремонтную часть №779. В этой части прослужил восемь месяцев. Мы занимались ремонтом военной техники – танков, БТР-ов, тягачей. Часто требовался выезд в места, где шли бои. В Нахичаване такой войны, как в Карабахе, конечно, не было. Но постоянно шли перестрелки, приграничные территории обстреливались из артиллерии. Очень напряженно было в Садараке, я много раз туда ездил. Потом наш батальон туда отправили. Шесть месяцев я в Садараке находился.

ЭХТИРАМ АЛИАББАСОВ

— Погибшие среди ваших товарищей были?

— Да. Ребят погибло там немало. Разведгруппы на минах, например, подрывались.

Потом по рекомендации замкомандира батальона по технике Али Асадова  меня взяли водителем и отправили в Турцию на учебу. Нам дали десять новых машин лэнд ровер. Мы учились в Стамбуле, где идет сборка этих автомобилей. Инструктор, кажется, был англичанин, его переводили на турецкий.  Через три месяца мы сели на новые машины и вернулись в Азербайджан.

— Для кого была ваша машина?

— Для Керема Мустафаева, он командовал бригадой. Тогда он майором был, теперь или генерал-майор или генерал-лейтенант.

— Хороший был офицер?

— А куда он ездил на этой машине?

— Мы выезжали по разным заданиям. Много раз я принимал участие в обмене пленными. Керем Мустафаев сам вел переговоры.

ЭХТИРАМ У МАШИНЫ

— Как солдаты жили? Как вас кормили?

— Особенно первые годы с питанием было очень плохо. Все время перловку давали. Солдаты, конечно, были голодные.

— Дедовщина была?

— Не было. Вообще в Нахичеване этого не было. Конечно, драки между солдатами случались. Но это бывает и на гражданке.

— Офицеры хорошо к солдатам относились? Деньги не отбирали?

— Нет. Этого тоже не было.

— А что вам было известно о том, что происходит в Карабахе,  в вашем Физули?

— У нас почта практически не работала. От родных никаких известий не было. Только по телевизору узнавали, что наши отступают.

— Как реагировали солдаты? Среди них много было уроженцев из оккупированных районов?

— Много было. Плакали. Я сам плакал, когда узнал, что происходит в Физули…

Когда сообщили о взятии Джабраила, солдаты устроили массовый побег. Более тысячи солдат собрались на плацу, покинули территорию военной части и отправились в сторону аэропорта.

— Зачем?

— Они решили попасть на фронт и воевать.

— Как они к такому решению пришли? Где это обсуждали?

— Наверное,  в столовой.

— Вы тоже пошли?

— Нет, как раз накануне за нарушение я получил наряд. Я все равно бы не пошел, наверное. Я как-то законопослушный очень…

— Они бы все равно не полетели бы. Кто их пустил бы в самолет?

— Не знаю, как это они планировали. Видимо, они пошли от отчаяния. Уже через двадцать минут военная полиция, ОМОН дубинками их погнали обратно.

—  И что потом  с ними сделали?

— Построили на плацу. Больше не стали бить. Начальник штаба дивизии поговорил с ними. Сказал, что я понимаю ваши чувства. Знаю, что вас волнует судьба близких. И обещал, что по четыре, по пять человек всем даст отпуск. Кстати, одним из первых отпуск получил я. И я полетел в Баку.

— А дальше? Знали, что ваше село оккупировано?

— Да, знал. Переночевал на железнодорожном вокзале, утром поехал в Бейлаган искать свою семью…

— Как семья в Бейлагане оказалась?

ЭХТИРАМ ТУРЦИЯ

— Там у отца был давний друг в селе Халач. Когда Горган был взят армянами, он пригласил нашу семью к себе.

 

— Где ваши родные жили?

 

— В сарае. То есть друг отца строил это помещение как сарай, но когда наша семья туда приехала, он этот сарай ей выделил. Его собственная семья тоже в стесненных условиях жила.

 

— Вся семья была вместе?

 

— У меня в то время еще два брата служили. Камиль после двух лет службы в Польше, пошел в азербайджанскую армию. Осман три года служил на флоте. Вернулся 29 мая 1993 мая и сразу призвали его в азербайджанскую армию. Он был корректировщиком, в тяжелых боях участвовал, два раза ранен был. Домой вернулся только через четыре с половиной года. В общей сложности семь с половиной лет получается…

 

— А родители не пытались вас как-то откупить или «спрятать», как делали некоторые?

 

— Мои об этом даже не думали. Отец к властям всегда относился с трепетом…Да и мы сами хотели идти в армию.

 

— Как в Халаче жили ваши? Тяжело было?

 

— Отец работал. Не голодали. Жили в основном за счет гуманитарной помощи. В Халаче оказалась не только наша семья. Там были и другие беженцы из Физули.

 

— Государство там тоже построило жилье для них?

 

— Нет, ничего не построили. Мои близкие живут в каком-то казенном помещении. Все эти годы надеялись и до сих пор надеются, что наши села освободятся и мы все вернемся в свои дома…

 

— Кто из вашей семьи теперь остается в Халаче?

 

— Папа мой умер в 2012 году от рака. Сестра замужем, в Баку живет. Камиль тоже перебрался в столицу, работает в полиции. Осман живет в Ахмедбейли, это одно из не оккупированных районов Физули. Он музыкант и художник. Сиявуш после службы в армии уехал в Баку, он нефтяник. С матерью остался младший брат Рамиз. Армейскую службу он проходил в Гяндже в пограничных войсках…..

 

 ЭХТИРАМ ЭРЗРУМ

 

 

 

 

 

 

 

 

 (полный текст будет опубликован в очередном номере «Очага»)