САМЕД ВУРГУН: «СТАЛИН МОЙ ДОРОГОЙ! ТЫ СВОБОДЫ МОЕЙ И СТРАНЫ МОЕЙ МОЩЬ!

Стандартный

samed-stalin

Самед Вургун . ГОРДОСТЬ НАРОДА

Сталин мой дорогой! Вдохновитель и вождь!

Ты свободы моей и страны моей мощь!

Была холодная январская ночь. Суровый бакинский ветер стучал в окна. Дома все были погружены в сладкий сон. И только я не смыкал глаз. Волнение лишало меня сна.

Было далеко за полночь. Завтра мы должны выехать. Это необычная поездка. Такие посадки не всегда бывают уделом человека.

Сердце неумолчно твердило мне: Москва… Кремль… Сталин!..

* * *

Итак, завтра в дорогу! Ho с чем? Где мой подарок? А что может быть даром поэта? Стихи!

Я вскочил с постели.

Письменный стол, словно магнит, тянул меня к себе. Припав грудью к столу, я писал. Миг казалось, сама бумага светится радостью. Прошли беспокойные минуты, и а белом листе появились слова: «Привет вождю».

 

* * *

Утром поезд отошел от станции Баку. Нас было больше шестидесяти человек.

Это были представители Азербайджана, едущие в Кремль для встречи с руководителями партии и правительства в связи с 15-летием Азербайджанской Советской Социалистической Республики,

Какая высокая честь быть посланником народа!

 

 

 

В поезде царит радость и оживление. Лица сияют счастьем, глаза смеются.

Слышатся вопросы:

— Неужели мы действительно едем в Москву?

— Неужели правда, что мы увидим товарища Сталина?

Три дня и три ночи шел поезд. В окнах, мелькая, проносились леса, горы, равнины, города, станции…

Трехдневный путь не долог. Но в ожидании время тянется бесконечно.

— Ах, поскорей бы в Москву! — восклицали многие, выражая свое нетерпение.

На четвертый день нашего путешествия утром поезд остановился на последней станции.

Москва во всем своем величии стояла перед нами!

Город чудный! Город древний!

Город, не склонивший своей главы перед Наполеоном!

Город, где работал и творил счастье человечества великий Ленин!

Город, где продолжает бессмертное дело Ленина его друг и ученик — любимый Сталин!

Город, над которым развеваются красные знамена человечества, в котором, как факел свободы, зовут трудящихся всех стран рубиновые звезды Кремля!

Родина трудящегося человечества — город приветливый и гостеприимный, гордость великого русского народа.

Огромную любовь к труду, искренние, дружеские взаимоотношения, сердечность и простоту, стремление протянуть каждому руку, помощи, передать свою мудрость и знание всем, любовь и уважение к памятникам человеческой культуры, особенная теплота к нашим кавказцам — все это встретили мы в Москве.

Соколом сердце летит сквозь небес синеву,

Пылкий привет посылает в родную Москву.

Красная площадь, есть тайная сила в тебе.

Сердце мое, ты всегда призываешь к себе.

* * *

Два дня мы отдыхали в этом прекрасном городе. Волны его бурной, как море, жизни подхватили и нас. Как быстро проходит время в Москве!

Наконец, на третий день, около часу дня, мы проходили по Красной площади.

Блестели гладкие, как зеркало, серые камни площади. Вот наш взгляд останавливается на древней, несокрушимой Кремлевской стене.

Кремль — сердце нашей великой родины. Разве не это огромное сердце питает всю нашу страну?!

И вот мавзолей. Этот священный памятник из красного мрамора так величествен, так многозначителен, что погружает человека в глубокие думы.

Спустившись по ступеням мавзолея, мы видим гроб. Невольно дрожь пробегает по телу. Это гробница величайшего сына человечества — Владимира Ильича Ленина.

Его светлый, широкий лоб, чистое, как солнце, лицо заставляют по-иному биться сердца посетителей и вызывают бесконечную вереницу мыслей…

Кажется, будто он только уснул. Нет, нет! Тень смерти на бледном лице так не идет к великому человеку.

Не смерть, а жизнь живет в гробнице той,

И полон силы Ленина покой.

Та тишина — не тишина могил!

Так скажет всякий, кто туда входил…

Великий Сталин, лучший большевик!

Он Ленина мудрейший ученик.

Гремит, сверкает и поет парад.

Идут полки, сердца у нас горят!

Идут народы, славу заслужив,

И видит мир: великий Ленин жив!

Да, исполин мысли, победивший своими идеями смерть, человек, подаривший жизнь миллионам людей, не может умереть! Его бессмертие всегда будет жить, как вечно юное дерево. Чем старше будет становиться человечество, чем более высокой ступени гуманизма достигнет оно, тем роднее и величественнее будет становиться Ленин в глазах грядущих поколений.

* * *

Перед нами распахнулись гостеприимные двери Кремля.

Кремлевские часовые, вежливо и внимательно просмотрев наши удостоверения, одного за другим пропустили нас. Их любезность и дружелюбие, их частые «добро пожаловать» были так приветливы, словно и они участвовали в нашем торжестве, радовались и ликовали с нами.

Мы собрались в одном из кремлевских: зал.

При свете электрических лампочек стены зала отливали молочной белизной.

Зал был чист, светел и прост. Это-то и составляло его прелесть. Царила глубокая тишина. Мы молча сидели в ожидании, время от времени, стиснув руки, взглядывали друг на друга и улыбались.

Открылась дверь.

Волнуясь, мы оглядывали зал.

Волнуясь, я ни слова не сказал…

Мы ждали Сталина, и он вошел —

И людям городов, аулов, сел

Вдруг стало просто, хорошо, тепло,

Как будто утро ясное пришло.

Он прям и светел — наш народный вождь.

Он доброта, и мужество, и мощь.

Он сел с друзьями. Открывался съезд.

Вдруг, как один, мы разом встали с мест,

Мы — люди разных языков и стран!

И словно в зал ворвался океан,

И словно бы весенний ветер взмыл

От плеска миллионов птичьих крыл!..

Впереди шел товарищ Сталин. Хотя шаги его были довольно крупны, он ступал тихо. Его стальная грудь, видавшая грозные битвы, хранила юношескую, богатырскую мощь и величие.

За ним следовали его ближайшие соратники: товарищи Молотов, Орджоникидзе, Ворошилов, Каганович, Микоян, Калинин, Андреев.

Они стояли за покрытым бархатом столом. Долго не смолкали поднявшиеся в зале крики: «Ура!», «Да здравствует товарищ Сталин!», «Да здравствует Советский Азербайджан!», и шум аплодисментов.

Наконец, в зале наступила тишина.

Товарищ Молотов от имени партии и правительства открыл заседание. Его лицо отражало большое и чистое сердце, приветливость и простоту.

Теперь недавнее молчание и волнение сменилось оживлением. Дружеское и ласковое отношение к нам вождя и его соратников, различные вопросы, задаваемые ими, реплики, вызывающие время от времени всеобщий смех, были так просты, что теперь все чувствовали себя свободнее.

Существует старинная азербайджанская пословица, ярко характеризующая эту мысль: «Чем больше плодов приносит дерево, тем ниже склоняет оно голову».

Товарищ Сталин очень любит азербайджанские народные поговорки и при случае пользуется ими. Товарищ Сталин жил в Азербайджане еще в молодые годы. С тех пор прошло лет 30 с лишним. И тем не менее он не забыл азербайджанские пословицы.

Не отрывая глаз от товарища Сталина, я следил за его словами, движениями, взглядами. Товарищ Сталин был постоянно в движении. Он то вставал с места, то садился, то осматривал приготовленные для гостей патефоны и часы, то, наклонившись, говорил что-то на ухо товарищам Молотову и Ворошилову, то вносил заметки в свой блокнот, то задавал вопросы, то отвечал говорившим.

Быстрота движений, живость, мощь и сила, звучащие в голосе товарища Сталина, его лоб, за которым вечно работает мысль, благородство, скромность, простота и величие, кроющиеся в его взгляде, указывали на неисчерпаемую энергию этой великой души.

Видевшие его раньше говорили, что товарищ Сталин не постарел.

Сердце, которое живет высокими идеалами, прекрасными чаяниями, сердце, бьющееся для свободы человечества, душ, вся жизнь которой — очаг вдохновения, никогда не может состариться. Такова и красота! Пусть внешняя красота увядает быстро, красота духовная не знает старости.

Выступило около десяти делегатов. Каждого оратора зал выслушивал с глубоким интересом. Все говорили на азербайджанском языке, затем речи переводились на русский язык. Присутствующие, и особенно товарищ Сталин, с огромным: вниманием слушали выступления азербайджанок. Героиня-колхозница Алмаз Алиева, девушка-инженер Таира Таирова и летчица Сона говорили так просто и непринужденно, как будто находились у себя дома.

В смелых выступлениях наших девушек говорила новая, свободная женщина Азербайджана.

Свобода женщины — одно из величайших достижений пролетарской революции. Вот что сказал тогда по этому поводу товарищ Орджоникидзе — освободитель. Азербайджана:

«Сегодня, слушая речи делегатов, в особенности выступления товарищей тюрчанок, — возьмете ли вы колхозницу товарища Алмаз Алиеву, которая здесь говорила, или летчицу товарища Сона Нуриеву, или инженера из научно-исследовательского института товарища Таирову, — и сравнивая с тем, что была тогда — 28 лет тому назад или 15 с лишним лет назад, — особенно ярко и наглядно видно, какая огромнейшая разница! Вместо забитой, никем не признаваемой за человека тюрчанки мы видим сейчас смелую, свободную колхозницу, летчицу и научную работницу-инженера. Это, по-моему, одно из самых больших достижений нашего Азербайджана».

Эту свободу, это счастье женщины Азербайджана отметил в своей речи и руководитель нашего правительства товарищ Молотов:

«Больше всего видно значение победы советской власти на примере азербайджанской женщины, освобожденной от закрывавшей глаза чадры, ставшей на путь культурной жизни и получившей возможность итти в ногу с самыми передовыми людьми Советского Союза».

Слова товарища Молотова были встречены бурными, долго не смолкавшими аплодисментами.

Под впечатлением этих высказываний об азербайджанской женщине написаны следующие строки в поэме «Басти».

…Басти! В тот миг взглянул я невзначай

На профиль твой, на скромный келагай

На черных волосах, на жаркий глаз,

На жизнь твою, на твой счастливый час,

На лоб, на приоткрытые уста —

И вдруг я понял слово «красота»!

Ты преданно глядела на того,

В ком наша честь и наше торжество,

Кто нас ведет дорогою побед,

Кто женщине открыл широкий свет…

Басти, что прежде было бы с тобой?

Была бы ты восточною рабой…

Состарилась бы в горькой нищете.

Теперь страна не та, и мы не те!

И вождь великий на тебя взглянул,

Перед его глазами промелькнул

Твой славный путь. И улыбнулся вождь…

Он доброта, и мужество, и мощь!

Вот вспыхнул орден на твоей груди.

Широкая дорога впереди!

И золотые на руке часы

Подарены не для пустой красы,

А чтоб всегда ты помнила о том,

Что в золотое время мы живем!

Я был с тобой, и я стихи читал,

Блистал передо мной Кремлевский зал,

И в нем дышал народ страны родной,

Как дышит море в теплый день весной…

Я говорил, и это слышал вождь.

Он доброта, и мужество, и мощь.

Среди делегатов находилась и стахановка совхоза Кара-Чала товарищ Кремлева. Эта героическая дочь великого русского народа простым языком рассказала о своих достижениях на хлопковом фронте.

Товарищ Сталин задал ей ряд вопросов:

Сталин. Давно ли работаете в Азербайджане?

Кремлева. С 1925 года, с того времени, как я окончила вуз.

Сталин. И все время в Кара-Чале?

Кремлева. Да, все время в Кара-Чале.

Сталин. А азербайджанский язык изучили?

Кремлева. Изучила.

Сталин. Основной район Мугань?

Кремлева. Да, основной район египетского хлопчатника — Мугань.

Сталин. Не все районы освоили египетский хлопок?

Кремлева. Не все районы еще освоили, но египетский хлопок в Мугани везде уже есть. Я даю обещание приложить все свои знания, опыт и труд для того, чтобы достигнута мировых рекордов урожайности египетского хлипка.

— Да здравствует наш великий вождь товарищ Сталин!

Вое присутствовавшие в зале, встав с мест, долгими, бурными аплодисментами приветствовали товарища Сталина. «Ура!», «Привет товарищу Сталину!», «Да здравствуй! товарищ Сталин!» — все эти возгласы неслись водопадом чувств.

Товарищ Молотов предоставил слово мне. Когда и направлялся к трибуне, он спросил:

— Нужен ли переводчик для вашей речи?

— Нет, товарищ Молотов, — ответил я. — На обоих языках буду говорить я сам.

— Пожалуйста!

Приняв во внимание, что мне надо и произнести речь и прочесть свои стихи, я стал говорить только по-русски:

— Дорогие товарищи! У нас есть предание, что в: Шемахинском районе Азербайджана существовал когда то родник вечности. Вода этого родника якобы делала человека бессмертным. Напился этой воды пророк Илья. Но он, будучи эгоистом, как и все пророки, скрыл этот родник от других людей и улетел из этого района, сказав, что в тяжелые времена ислама он вернется.

Прошли глухие столетия, азербайджанский народ долго страдал под игом завоевателей, а легендарный обманщик пропал и не явился. Легендарный родник был затоптан копытами коней завоевателей, проходивших по этому району. Но трудовое человечество из своей среды создало реальных спасителей угнетенного мира, реальных и верных капитанов земного корабля — Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина.

Товарищи, я сейчас чувствую, с какой целиком радостью бьется мое сердце. Биение моего сердца — это приветственные аплодисменты всей советской интеллигенции великому инженеру человеческих душ — товарищу Сталину и его верным соратникам — товарищам Молотову, Калинину, Ворошилову, Орджоникидзе, Микояну и Кагановичу.

Я очень счастлив, что имею возможность прочесть свое стихотворение перед любимым, родным вождем.

Я прочел свои стихи сначала на азербайджанском и затем на русском языке.

От звезд, проплывающих над Баку,

От женщин, не знавших чадры на веку,

От крыл журавлей, что звенят наверху,

И песен, что множат струну на строку,

Где солнце Восточных ворот начеку,

Где дни, словно спелые дыни в соку,

Где чувству свободно и языку…

От медленных лет и от быстрых секунд

Привет тебе, лучшему большевику!

Читая стихи, я время от времени поднимал глаза на товарища Сталина. Он ласково и внимательно слушал. Может ли быть большее счастье для скромного поэта?

Окончив чтение, я подошел к товарищу Сталину и пожал ему руку. Сколько силы и чувства было в этой руке! Когда я подал руку товарищу Сталину, он спросил:

— Товарищ Самед Вургун?

— Да, товарищ Сталин.

— А ваша фамилия?

— Векилов.

— А по-азербайджански как?

— Векил заде!

Я прошел и сел на свое место.

Затем товарищ Молотов произнес свою заключительную речь и закончил ее словами:

— Яшасын Азербайджан зэхметкешляри!

Эти его слова, произнесенные по-азербайджански, выражали любовь и уважение наших славных руководителей к азербайджанскому, народу, завоевавшему под знаменем Ленина — Сталина свободу и счастье.

Прошло три года с того незабываемого дня. Я все еще чувствую в своей руке теплоту руки вождя.

Эти три года были самыми плодотворными годами моего творчества. Я творю и живу неугасимым вдохновением, которое зажгла во мне встреча с великим вождем.

 

https://biography.wikireading.ru/21129

 

Реклама

Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: