МОИ ВОСПОМИНАНИЯ ОБ АГШИНЕ

Стандартный

В ОФИСЕ.JPG

Когда  я впервые попал в дом Керимовых, Агшину было около трех лет. Говорил он тогда еще плохо, но хорошо соображал и был очень добрый. У меня есть тест на доброту детей: предлагаю делиться игрушками. Он уступал любую игрушку, которую просил. У него было много машин и мячей. Мячи были разные, один был очень большой, как воздушный шар, мы с Агшином играли в футбол в гостиной. Кстати, я не помню, чтобы у него были игрушечное оружие. Мне кажется, никаких пистолетов или автоматов не было…

Я его катал на себя. От дальней стены в гостиной, где стоял диван, до кухни и обратно. Я становился разными автомобилями, которые Агшин хорошо знал по моделям. Катать его было не трудно. Он был худой и очень легкий. Страдал астмой. Все ранние детские годы его лечили.

Думаю, не бывает семей без сложностей. Свои сложности были у Керимовых. К Ширвану Керимову, как к семьянину, можно предъявить разные претензии. Но он хороший отец. С Агшином он совершил настоящий родительский подвиг. И так его вылечил, что Агшин в подростковом возрасте стал не только здоровым, но и вполне здоровым юношей. Ширван Керимов всех лучших специалистов Самары привлекал к лечению сына, возил его в Нахчыван на лечебные курсы в соляных шахтах… Но лучшим качеством Ширвана Керимов как отца было то, что он ничего никогда не навязывал Агшину. Агшин сам всегда выбирал, сам принимал решение.

Агшин во всех своих начинаниях добивался успеха. Можно было подумать, что ему все дается легко – уроки в школе, танцы, спортивные занятия… Но это только так кажется. Легко никому ничего не дается. Это всегда результат высокой внутренней концентрации, высокой же организации. Думаю, сам Ширван Керимов когда-то был высокоорганизованным, когда успевал успешно учиться в политехе, по ночам работать, содержать себя, помогать семье…

С семи или восьмилетнего возраста Агшина я практически перестал видеть. Встречал его только на каких-то мероприятиях. За двенадцать лет работы с газетой «Очаг» я написал большое количество статей, заметок о школьниках, студентах из азербайджанских семей Самары – писал о спортсменах, танцорах, об отличниках. С каждым из них подробно беседовал… А вот об Агшине ничего не написал, таким образом упустил возможность поговорить с ним, с моим старым другом. Мы действительно были закадычные друзья… А не решался писать потому, что папа его был руководителем организации, и появление его в газете могло выглядеть не хорошо…

Жалею об этом…

И совместных наших фотографий даже нет. Только одну нашел. Снимок сделан в нашем офисе в Доме Дружбы. Я выступаю, даже стыдно сказать… И Агшин сидит прямо передо мной. Вполне вероятно, что скучает. И про себя произносит: «Хейри баба, регламент!»

Он прожил быстротечную, но цельную, содержательную жизнь. Он испытал много радости, и, что скрывать, немало и горя…Это был очень чувствительный, отзывчивый человек, и все, что происходило с близкими людьми, думаю, он переживал глубоко и болезненно…

Пусть это тяжелое горе станет очистительным для родителей Агшина. Только то сердце, которое свободно от ненависти и зла, достойно носить память этого чистейшего и невинного мальчика…

Прощай, мой друг… И прости меня…

Хейрулла

13.12.2017

Самара

Обсуждение закрыто.