А ФИЗУЛИ ТОГДА ЧЕЙ ПОЭТ? ИРАКСКИЙ?

Стандартный

Евгений Бертельс, «Очерки истории персидской литературы», 1928: «Психологический анализ — отличительная черта Низами, отделяющая его от всех других поэтов Персии и сближающая его с европейской литературой».

Название этой книги в поисковике Гугл обнаружил с большим трудом: внимательно посмотрите на дату: 1928. Эту книжку я когда-то держал в руках, даже почитывал, а давал мне ее ныне покойный Халыг Короглы, выдающийся ученый-тюрколог и ирановед. И тюркологом и ирановедом профессор Короглы был от природы в буквальном смысле. Азербайджанец по национальности, он родился в Ашхабаде, а среднее образование получил в иранской школе на персидском языке. Когда-то в Ашхабаде была большая персидская колония, уничтоженная потом Сталиным – часть была отправлена в Иран, часть в ссылку.

Итак, даже из названия книжки явствует, что Низами для востоковеда Бертельса был персидским поэтом, азербайджанским поэтом стал считать уже в конце тридцатых, как утверждают многие, по команде. А у Бертельса была причина беспрекословно подчиняться команде. Он арестовывался большевиками еще в 1925 году. Еще раз Бертельс был арестован в 1940, но был освобожден в 1941 году.  Если говорить коротко (и, конечно, примитивно, так как я не ученый), начиная со второй половины тридцатых годов прошлого века Бертельс при определении национальной принадлежности классиков литературы основывался не на языке, на котором создавал свои произведения классик, а на геоэтнический принципе.

И в 1940 году выходит книга Евгения Бертельса «Великий азербайджанский поэт Низами». Вот это самое издание теперь переведено на английский язык. По этому поводу в Оксфордском университете было проведено шумное и гламурное мероприятие, на котором присутствовала большая и высокая делегация из Азербайджана – вице-премьер правительства Эльчин Эфендиев (он же народный писатель), президент Национальной Академии Акиф Ализаде и сестра Мехрибан Алиевой и по этой причине недавно ставшей азербайджанским академиком Наргиз Пашаева, которая еще возглавляет в Оксфордском университете странный центр по изучению Кавказа.

НАРГИЗ-НИЗАМИ1.jpg

Знали ли участники этого мероприятии о существовании более раннего издания книги Бертельса? Если не знали, это говорит об их некомпетентности. Если знали, это означает, что они занимаются лженаукой. И лжеисторией. И при этом копируя Сталинский подход не только к истории, но и к литературе, и к искусству в целом.

Бертельс, конечно, был значительным востоковедом, но находясь под идеологическим прессом большевиков, вынужден был изменять не только своим личным принципам, но и научным. Если даже его книга о Низами, даже 40-го года издание, не содержала бы никаких изъянов идеологической природы, она ничем особенным не выделялась бы среди сотен и тысяч книг, написанных учеными разных стран мира о Низами.

Конечно, для руководства Азербайджана, затеявшего этот дорогостоящий и малоэффективный проект, главным в работе является утверждение Бертельса о том, что «Низами является азербайджанским поэтом». И что? Кого мы книгой Бертельса убеждаем или переубеждаем? Персов? Их переубеждать невозможно, потому что в отличие от нас, читающих Низами в чудовищных переводах Сулеймана Рустема или в посредственных переводах Самеда Вургуна или Расула Рзы (сделанных, кстати, с подстрочника, так как они не владели языком оригинала – персидским), они классика читают на своем родном языке. Так на спор с нами они даже не станут тратить свое время… Или мы армянам хотим что-то доказать? А мы можем с помощью советского ученого Евгения Бертельса? До сих пор нам удавалось армян в чем-либо переубеждать? Нет? Тем более в этом вопросе не можем. Не сомневаюсь, что в ереванской библиотеке есть книга Бертельса 1928 года издания. Поэтому на их глазах покойный Бертельс справедливо будет выглядеть конъюнктурщиком и даже мошенником…

Низами жил и творил в городе Гяндже, следовательно, он часть культурного наследия города, и, таким образом несомненно принадлежит Азербайджану. Но поэзия – это прежде всего язык и ничто иное, поэтому у персов есть все основания считать Низами своим. Как можно лишить их этого права, если Низами писал на их родном языке и только. И не надо из-за этого воевать с персами. У нас одни основания считать Низами своим, у персов другие. Но жалкая, в то же время весьма дорогостоящая и к науке никакого отношения не имеющая акция с Бертельсем выглядит как попытка окончательно закрепить исключительные права на Низами, доказать эту исключительность персам, заодно и армянам и выглядеть на глазах цивилизованного мира цивилизованной страной и цивилизованными людьми.

Но, уважаемые, то, как вы вели себя в Лондоне, отнюдь вас не характеризует как цивилизованных людей. Президент Национальной Академии Наук Акиф Ализаде  в своем подобострастном до крайнего бесстыдства выступлении сравнивает Наргиз Пашаеву с Петром Первым! Читая его дифирамбы в адрес сестры супруги Ильхама Алиева, хочется провалиться сквозь землю. Такого президента такой академии наук пускать можно только в Туркмению или в Северную Корею. Нет, в Северную Корею нельзя, там есть настоящие ученые люди, ведь не спроста атомную бомбу делают…

А выступление вице-премьера, народного писателя Эльчина Эфендиева, этого старого хрыча напоминает выступления туркменских пастухов перед Туркменбаши, а теперь и перед Архадагом, то есть Бердымухаммедом Курбангулы. Как может деградировать и низко пасть человек! Как он пресмыкается перед Наргиз Пашаевой! Думаю, слушая всю эту ахинею, англичане просто плевались…

Хотя деньги они за эту сомнительную акцию наверняка берут и в больших размерах. Вот профессор Эдмунд Херциг, редактор английского издания книги Бертельса. С чего бы настоящему ирановеду соваться в сомнительное предприятие, если не из-за денег. Кстати, многие работы Херцига посвящены армянам. Вот одна из них: Herzig, Edmund (1991). «The Armenian merchants of New Julfa, Isfahan: a study in pre-modern Asian trade». University of Oxford. (DPhil). То есть, «Армянские купцы из Новой Джулфы». Можно полагать, что на деньги, полученные от азербайджанцев, скоро профессор Херциг опубликует еще одну книгу об армянах…

Еще один момент, свидетельствующий о бесстыдстве людей, которые сегодня правят, то есть, рулят Азербайджаном. В своем выступлении «академик» Наргиз Пашаева вдруг вспомнила – вы удивитесь! – Мамедамина Расулзаде»: «Так, в 1951 году выдающаяся личность и государственный деятель, создатель Азербайджанской Демократической Республики, ученый, публицист, драматург Мамед Эмин Расулзаде издает в Анкаре монографию «Азербайджанский поэт Низами».

Понимаете, когда надо оформлять права на Низами, можно использовать и международное имя Расулзаде. Человека, которого всячески власть пытается предать забвению, которого щедро финансируемый государством провокатор и доносчик Эйнулла Фатуллаев всего два года назад публично  называл фашистом…

Вернемся к Низами. То, что делается на казенные деньги Наргиз Пашаевой и что дает возможность постоянно на халяву ездить в Лондон, никакого отношения к литературе, к литературному наследию и престижу страны не имеет. Эти люди заботятся только о собственном престиже и собственном благополучии. Низами – персоязычный поэт, азербайджанцы его до сих пор читают в плохих переводах. Переводы Сулеймана Рустема, которые многие годы изучались в школе, просто чудовищны. Если Низами действительно имеет большое значение для литературного, эстетического воспитания и образования, почему государство не заботится о том, чтобы хотя бы часть населения владела персидским языком? Где уроки персидского языка, не говоря уж о персидских школах? Почему так много народных денег тратится на содержание русских школ, а не изучается персидский язык, на котором писал не Только Низами, но и Хагани, частично Физули? Почему нет в стране ни одного хорошего поэта-переводчика, хорошо владеющего персидским?

Возвращаясь к вопросу о принадлежности Низами, нельзя не вспомнить о нашем величайшем поэте Физули. Физули родился и жил в Кербале, там же умер. У него есть диван на арабском. Так почему же иракцам не называть Физули иракским поэтом? Так мы, настаивая на исключительной принадлежности Низами Азербайджану, сами попадаем в ловушку.

Жаль, конечно, бездарно, безответственно затраченных казенных денег. Вот нужен был старый хрыч Эльчин Эфендиев в Лондоне? Кому он там нужен был? Зачем он туда ездил? Чтобы читать Наргиз Пашаевой дифирамбы?

А президент академии Акиф Ализаде зачем ездил? Чтобы на глазах англичан выглядеть полным идиотом и беспринципным подхалимом?

Да, самое главное случилось в конце. В Лондоне, в Оксфорде президент НАН Акиф Ализаде вручил диплом академика новоиспеченному движительному члену академии Наргиз Пашаевой…

Один азербайджанец в столице Великобритании вручал диплом академика другому азербайджанцу. Пардон, азербайджанке…

Как некоторое время назад в Интернете говорили, я плакалъ…

Хейрулла Хаял

личное мнение журналиста полностью противоречит мнению Правления СООО «Лига азербайджанцев Самарской области»

 

Обсуждение закрыто.