21 МАРТА 1735 — ГЯНДЖИНСКИЙ ТРАКТАТ

Стандартный
21 МАРТА 1735 — ГЯНДЖИНСКИЙ ТРАКТАТ

Гянджинский трактат 1735 -договор между Россией и Ираном, подписанный под Гянджой (ныне Кировабад) 10(21) марта. Русское правительство, готовясь к войне с Турцией, было заинтересовано в союзе с Ираном и передало последнему Дербент и Баку с их провинциями. Иран обязался не допускатьперехода Дербента и Баку под власть других держав, продолжать войну с Турцией до тех пор, пока не будут отвоёваны им все захваченные турками владения. Обе стороны обязались также ни в какие переговоры с турками не вступать и совместно участвовать в заключении мирных договоров с Турцией, соблюдать постановления Рештского договора 1732 , по которому Россия возвратила Ирану Гилян, Иран же обязался возвратить по отвоевании у Турции Восточно-Грузинское царство картлийскому царю Вахтангу VI. Г. т. подтверждал разрешение России свободной торговли в Иране.

ГЯНДЖИНСКИЙ ТРАКТАТ

1735 г. марта 10
ГЯНДЖА

ВО ИМЯ ГОСПОДА БОГА ВСЕЩЕДРОГО И ВСЕМИЛОСТИВОГО.

Слава Господу Богу, что учинил дружбу между Государями, для покоя мира, и учредил между оными склонность и любовь для вечного пребывания в покое Государств, и вечная хвала да будет тому Пророку, который дал знать чрез писание свое, о Исус Дус Божием, сын Мариамы, от которого молим заступления. И тако всем известно, что чрез несолько лет, Божьим соизволением, Иранское (Персидское) Государство от нападения неприятельских войск, затоптано и разорено было, к тому ж от бунтовщиков претерпевало озлобления, и со всех сторон в замешании пребывало, а зложелающие злодеи, всячески трудились своими злыми поисками, дабы оные во всеконечный упадок привесть, и в достаток искоренить. Но всемогущий Господь Бог, по своему Божескому, как ко всем милостив, усмотрению, не вовсе от обывателей Иранского Государства отдаляя свое милостивое презрение, меня раба своего учредил. И тако я с великими или многими войски из столичного города Хорасанской Провинции выступил, для наказания, искоренения противных, и Божьей милостью, тщанием моим, город Испаган и прочия Провинции от неприятелей своих очистились, и хотя те неприятели, которые не хотели видеть такую древнюю, твердую и непоколебимую дружбу между Российской Империею и Иранским Государством, рассеивали своими злыми вымыслами, яко б Российская Империя, взятые Провинции от стороны Иранского Государства, також де как другие, за собою удержать желает, и тем искали между обеими Империями вражду вселить. Однакож всем известно, особливо Иранского Государства обывателям, для какой надобности, Его Императорское Величество Петр Первый, блаженныя и вечнодостойныя памяти, города и Провинции от Иранского Государства отобрал, которые до времени были и удержаны; а потом усмотри доброе время, и дабы показать нелицемерное желательство и дружбу, угасая вышеобъявленные зловымышленные развращения, токмо по единой истинной дружбе, как Гилянь и прочие Провинции многодоходные, которые с великим казне Российским жалованием содержаны были, без всякого принуждения в сторону Иранского Государства уступлены. А понеже обоих высоких дворов общий интерес требует, дабы издревле имеющаяся истинная дружба, не токмо непоколебимо на веки содержалась, но еще и впредь оная распространилась и умножилась, и для того, в поругание неприятелей, теснейшим дружелюбием обязались. Того ради, высокостепенный Тайнейший Советник полномочный Министр и Кавалер, обретающийся ныне в Персии, Князь Сергей Голицын, по высокому указу, и по имеющейся полной мочи от Ея Императорского Величества Всероссийского, со мною по разным договорам, следующий трактат вечного союза между Государствами на мере постановил и заключил, который трактат вечно с обоих сторон невредимо да содержится. Начало. Хотя в Ряше с обоих сторон в заключенном трактате и постановлено, дабы оставшие города, Баку и Дербент, имели остаться под державою Российскою до того времени, пока Иранское Государство от неприятелей своих со всем очистится; но Ея Императорское Величество Всероссийское, по неотменному Своему доброжелательству к Иранскому Государству, и дабы к восстановлению его в прежнее состояние, наилучший путь предуготовить, и показать всем, как ближним, так и дальним, что от стороны Российской, намерения не имели, ничего от Персии за собою удержать, токмо от единого Своего Монаршеского великодушия и многой милости соизволяеть прежде времени отдать и возвратить города Баку и Дербентъ и съ подлежащими землями, деревнями, по прежнему, Иранскому Государству, и очистить какъ скоро время допустить может вывод войск Российскихъ изъ оныхъ, а именно такъ договореность: городъ Баку съ уездомъ, въ две недели, а город Дербентъ с уездом и к нему подлежащими местами, до старой его границы, въ два месяца, счисляя отъ заключения сего трактата; а ежели случай допустить, и ближе того срока оные очистить; а Дагестанъ и прочие места, к Шамхалу и Усмею подлежания, по древнему пребудеть въ стороне Иранского Государства. Постановленные договоры следуютъ:

  1. За такое многое одолжение и дружбу, что ученено отъ стороны Российской Империи, Иранского Государство обешает, вечно с Российскою Империею пребыть в союзной дружбе, и крепко содержать Российских приятелей за приятелей, а неприятелей Российскихъ за неприятелей иметь; и кто против сихъ двух высоких дворовъ войну начнет; то оба высокие дворы против того неприятеля войну начать, и во всехъ случаяхъ другъ другу помогать должны. Города Баку и Дербент, никакимъ образомъ и ни подъ каким видом, в руки других держав, а паче общих неприятелей, не отдавать, но всячески иметь старание, дабы оные в державе Иранского Государства содержать. А которые обыватели вышепомянутыхъ городов, будучи в подданстве, какия службы Ея Императорскому Величеству Всероссийскому и Российской Империи, по верности своей отправляли: онымъ никакого за то истязания не показать, и то имъ въ неверность Иранскому Государству не причитать. Имеющийся в Дербенте Грузинский монастырь Христианского закона, оный да пребудет во всемь нерушимъ, и въ немъ, по обычаю и вере Христианской, отправления службы позволяется, никакого помешательства ни отъ кого не будеть, ниже служителям въ онымъ, которыхь как духовного, так и светского чина, не более шести человекъ быть имееть, никто никакого озлобления учинить да не дерзаеть.
  2. Интересъ Иранского Государства требует, дабы, оные при нынешних таких благополучныхъ коньюктурахъ, неприятелей своих искоренить тшание приложить, чтобъ Божьим соизволениьем. Иранское Государство оть неприятелей своихъ со всемъ очиститься и въ прежнее свое состояние придти могло, а Российской Империи надлежащую безопасность показать, обещается Иранское Государство, всякими образы прилагать старание, и начатую противъ неприятелей войну, съ крайним тшанием и ревностию продолжая, должное отмщение получать; и все, не токмо въ нынешнее время, но и прежде сего, отъ Иранского Государства отторгнутыя и завоеванныя Провинция паки къ, оному — возвратить, и от неприятелей отобрать, и не учинить мира, доколе оные все, по прежнему, Иранскому Государству возвращено не будет. А за злые и обманные поступки, которые от Турокь происходили, ту войну и внутрь продолжать; а доколе Иранское Государство все свои Провинции от них не отберет, войну иметь, какъ того интерес Иранского Государства требуеть.

III. Съ обеих сторон договоренность ни въ какия негоциации съ Турками, съ предосуждением другъ другу, не вступать; и ежели къ тому дойдеть, или способомъ оружия принудимо будеть, что Порта Оттоманская, все отобранныя Провинции, Иранскому Государству добровольно возвратить похочеть, и миръ съ онымъ Государствомъ на прежнемъ основании заключить; то Иранское Государство обязуется включить въ оный мир и Российскую Империю, съ таким изъяснением, что Иранское Государство имееть съ Россиею трактатъ, по которому оное обязано всехъ Российских неприятелей иметь как своих неприятелей, и со всеми теми, кто противу Российской Империи войну начать похочеть, Иранское Государство противъ того войну начать долженствуетъ, и по внесении сего изъяснения, миръ заключить; а без сего не учинить. А ежели когда между Российскою Империею и Оттоманскою Потрою впредь до какого трактата дойдеть; тогда включить равным образомь, какъ выше изъяснено, Иранское Государство.

  1. Напредь сего въ Ряше, между обоими дворами заключенный (21 Генваря 1732 года) трактатъ, кроме техъ артикуловъ, что уже пред сим в действо произведены, власно, якобы, в сей артикулъ от слова до слова быль внесен, сим трактатом вечного союза, возобновить и подтвердить, который нерушимо на веки храним и содержан быть имееть.
  2. Понеже обоих высоких Монархий интерес требуеть, дабы доброуставленная торговля содержалася, и обеих сторон подданные никакого препятсвия въ отправлении оной не имели отъ чего зависит общая польза; того ради обещается со стороны Иранского Государства, дабы, впредь съ Россий- ским купечеством, въ торговле поступлено было, по силе Ряшинскаго трактата, и что онымъ съ своими судами, позволено быть имееть во всех гаванях, пристаняхъ, местахъ и берегахъ приставать, и товары свои, где похотят выгружать, складывать и паки отвозить въ другия места, и самимъ торговать безъ всякого принуждения, и ни отъ кого да никакое озлобления да не учинится. А какие-либо указы быть могуть посыланы къ командирам тех городов, где оные купечество отправляется, въ противность того Ряшинского трактата; оные чрезъ сие имеют быть оставлены, и по нихъ никакого исполнения чинить не должны; и о том указами вновь подтвердить, чтобъ по силе Ряшинского трактата, везде поступать; что равномерно и съ стороны Российской Иранского Государства подданным и купечеству, потому жь Ряшинскому трактату, учинено будеть; и оные Иранского Государства подданные въ Российской Империи содержать; по примеру, какъ въ оной содержатся в милости народы от дружеской стороны. А для лучшей пользы и дабы впредь Российское купечество порядочно в торгахъ своихъ поступать могло, Ея Императорское Величество Всероссийское, соизволяет содержать консула Своего в Ряше, который вскоре отъ Высочайшего двора Российского съ надлежащею Императорскою грамотою прислань, и отъ Иранской стороны въ оной допушен, и с надлежащим указом учрежден быть имеет.
  3. Понеже по продолжающейся дружбе между обоими Монархами, Ея Императорское Величество Всероссийское, прежде всякаго обязательства, по единой токмо справедливости, и взирая на предстательство мое, раба Божия, Иранского Государства подданных, не токмо велико оныхъ на лице сыскалось, посланнику Мирзе Казиму отдать повелела, но во все Государтсво указами подтверждено, дабы оных всюду привозили для возвращения въ Иранскую сторону. Того ради всехъ подданных и обывателей Российской Империи, сколько где в Персии сышутся в Российскую сторону возвратить, и о семь повсюду въ Иранское Государство указы разослать; а которые и впредь съ обеихъ сторонъ уходить стануть, оныхъ на обе стороны, поимавъ, отдавать.

VII. Сей трактатъ союза договорились между собою, я раб Божий, съ высокостепенным вышеупомянутым Послом, по имеющейся от высоких дворов полной мочи, заключили; а для важного подтверждения, сей трактатъ Монаршескою печатью Его Шахова Величества, стени Божия, утвержденъ и украшенъ, и вышепомянутому, высокостепенному отдань, а высокостепенный, такожде отъ заключения сего трактата, в пять месыцов, ратификацию, внесением въ ней всех артикуловъ, за Монаршескую печатью Ея Императорского Величества, получа, мне, рабу Божию, отдать обещается. Окончание. Во уверение сего постановленного трактата союза, два равные экземпляра сочинены и обои, печатьми утверждены и разменены.

 

 

Обсуждение закрыто.