ЕСТЬ ЛИ НАША ВИНА В ТОМ, ЧТО УБИЙЦЫ СТАЛИ ГЛАВНЫМИ НАШИМИ НЬЮСМЕЙКЕРАМИ?

Стандартный

 

Есть такое слово, калька с английского: «ньюсмейкер», означающее «человек, деятельность которого предполагает публичность и вызывает устойчивый интерес средств массовой информации».

Последние дни для азербайджанской диаспоры Самарской области, думаю, такими несомненными ньюсмейкерами являются трое наших соотечественников, подозреваемых в совершении беспрецедентно тяжкого преступления.

Я давно вынашивал идею провести мероприятие, посвященное 110летию журнала «Молла Насреддин». Вот Джалил Мамедкулизаде и его соратники были настоящими ньюсмейкерами. «Молла Насреддин» — это боле чем журналистика, это огромных масштабов и огромного значения событие. Мы, азербайджанцы сегодняшние, по личностным, по интеллектуальным, нравственным параметрам настолько уступаем великому Джалилу Мамедкулизаде и его соратникам, что даже не в состоянии в полной мере осознать важность и уникальность этого события. Мы не провели это мероприятие, очередная историческая дата пролетела мимо нас. То есть мы пролетели мимо истории. Мы – люди периферийные, нам уютно в периферии – истории, общества, общественной жизни.

Если бы мы в конце апреля, как я планировал, задумывал, провели торжественное мероприятие, посвященное важнейшему историческому событию, ньюсмейкерами стали бы мы. По самарским телеканалам прошел бы сюжет о нашем уникальном журнале, продолжающим и сегодня подпитывать нас. Но ньюсмейкерами стали наши другие наши соотечественниками, которые в это самое время вытачивали биты…

Тираж апрельского выпуска газеты «Очаг», первая полоса которой посвящен журналу «Молла Насреддин», отпечатан, но лежит в типографии – Ширван Керимов в Баку, газета никому не нужна. Шестимесячный долг перед типографией погашен только недавно. Я не хочу сумму, которая тратится на газету – за такие деньги в Баку в приличную чайхану нельзя посетить. Но самарские азербайджанцы, среди которых есть сказочно богатые люди, в культуру, в просвещение не хотят тратить ни рубля. Ну, не хотите? Не хотите, чтобы нас знали как культурных людей? Тогда нас будут знать по бандитам, убийцам, насильникам.

Если бы наша организация не влачила жалкое существование, те молодые люди, которые теперь арестованы, могли бы с детства находиться в поле нашего внимания. Как нам выезжать за пределы города Самары? На чем? На какие деньги?

Я неоднократно писал, что работа властей в России с этническими меньшинствами, в первую очередь мигрантами, поставлена, мягко говоря, неверно. Власти как последние десять лет работают? Власти имеют дело не с диаспорами, а с людьми, которые зарегистрировали организацию и объявили себя лидерами диаспоры. Власти таких людей, среди которых немало бандитов, тоже называют лидерами. И вся работа властей сводится к общению с этими «лидерами». Тем, кто теперь удивлен или возмущен массовым убийством в Сызрани, совершенным пришлыми людьми, я напоминаю о том, что в Самарской области зарегистрирована азербайджанская национальная-культурная организация, возглавляемая человеком, в свое время совершившим убийство. Я неоднократно писал об этом, обращался к властям, в областные СМИ писал. Тем не менее, этого человека продолжают приглашать на официальные мероприятия, на одном из них он оказался рядом с губернатором. Если убийцу сажают рядом с самыми высокопоставленными людьми, это ведь сигнал для безмозглых юнцов: а почему и нам не попробовать?

Преступность в немалой мере имеет непосредственную связь с коррумпированностью властей в целом и правоохранительных органов. Пишут, что Махмадали Ахмадов, который в Россию приехал в двухлетнем возрасте, ушел из школы после третьего класса. Как ушел? Куда смотрели местные власти? У его подельников не было постоянных занятий. Образование у них тоже нулевое, если судить по их записям в соцсетях. На них кто-нибудь обращал внимание? По рассказам корреспондентов, побывавших в местах проживания подозреваемых, там законом и порядком даже не пахнет. Люди предоставлены сами себе. Даже тут, в Самаре, в центре города, например, на улице Челюскинцев, средь бела дня полицейские собирают дань с торговцев – везде грязь, гнилая рыба, неизвестного происхождения молочные продукты, люди с бандитской внешностью, и офицеры в чине лейтенантов, капитанов время от времени собирающее то, что им полагается…

Я никакой формальной ответственности за преступление, которое предположительно совершили мои соплеменники, не несу. Но мне стыдно… Еще и потому, что я не все сделал для того, чтобы не они стали в Самаре ньюсмейкерами…

Х.Х.

 

 

Реклама

Обсуждение закрыто.