09.03.1918 — СТОЛИЦА РОССИИ ПЕРЕНЕСЕНА ИЗ ПЕТРОГРАДА В МОСКВУ

Стандартный
09.03.1918 — СТОЛИЦА РОССИИ ПЕРЕНЕСЕНА ИЗ ПЕТРОГРАДА В МОСКВУ

В феврале-марте 1918 года на советское руководство посыпались проблемы одна тяжелее другой. Оставаться в Петрограде стало небезопасно. Но куда переезжать? Управляющий делами Совнаркома (СНК) Владимир Бонч-Бруевич предложил — в Москву.
Вопрос обсуждали на заседании СНК в ночь с 24 на 25 февраля.. Только избранные были посвящены в реальные планы по переезду. Остальным сообщили, что правительство и партруководство переедут… в Нижний Новгород.

Опасались не только терактов, но и массовых беспорядков. А потому и приготовления к отъезду, а уж тем более сам отъезд, не афишировались. Уже после того как члены ВЦИК и Совнаркома благополучно покинули Северную Пальмиру и перебрались в Москву, в «Правде» было опубликовано «Обращение Военно-Революционного комитета при Петроградском Совете к гражданам Петрограда»: «СНК и ЦИК выехали в Москву на Всероссийский съезд Советов.

Паники избежать удалось. Народ поверил в то, что переезд правительства в Москву — это временная мера. О том же, что столица перенесена надолго, если не навсегда, знали опять же избранные. В день отъезда из Петрограда Владимир Ильич произнес: «Заканчивается петроградский период деятельности нашей центральной власти, что-то скажет нам московский?»

Но прежде чем этот период начался, следовало решить две задачи: перевезти руководство страны в Москву и разместить его там. Ответственным за переезд был назначен автор идеи переноса столицы Бонч-Бруевич. Для начала его брат Михаил, занимавший пост военного руководителя Высшего военного совета республики, еще раз подтвердил на заседании СНК 26 февраля «нецелесообразность пребывания правительства в Петрограде».

И в этот же день подал рапорт на имя Ленина о необходимости организации переезда в Москву. Положительная резолюция на документе не замедлила появиться, и в тот же день СНК принял проект постановления об эвакуации правительства: «минимум руководителей центрального административного аппарата с семьями, Госбанк, золото и Экспедиция заготовления государственных бумаг».

С заключением 03 марта 1918 года Брестского мира работы по эвакуации не только не остановились, но, напротив, ускорились: советское руководство не доверяло немцам.

Чтобы разрядить обстановку в теперь уже бывшей столице, властями распространялась ложная информация. 1 марта в «Правде» было опубликовано заявление ЦИК Советов: «1. Все слухи об эвакуации из Петрограда Совнаркома и ЦИК совершенно ложны. СНК и ЦИК остаются в Петрограде и подготавливают самую энергичную оборону Петрограда. 2. Вопрос об эвакуации мог бы быть поставлен в последнюю минуту в том случае, если бы Петрограду угрожала бы самая непосредственная опасность — чего в настоящий момент не существует».

Между тем слухи множились день ото дня. И неудивительно. В Москву нужно было отослать пять поездов: два с работниками ЦИК, два с правительством и последний, самый ценный, — с руководством СНК во главе с Лениным. Организатор отъезда Бонч-Бруевич признавался потом: «Я ясно осознавал, что шила в мешке не утаишь, и такую громаду, как Управделами СНК и Комиссариаты тайно не перевезешь, так что мне надо было лишь отвлечь внимание от Цветочной площади». То есть от состава, в котором должен был ехать вождь мирового пролетариата.

Формирование поезда N 4001 шло с соблюдением всех правил конспирации. Состав формировали не на Николаевском вокзале (ныне Московский вокзал Санкт-Петербурга), а на пустыре за Московской заставой. План, как его описывает Бонч-Бруевич, был таков: «Накопить спальных вагонов, в последний момент сформировать поезд и выехать без огней, пока не достигнем главных путей Николаевской железной дороги».

9 марта по распоряжению Бонч-Бруевича на Николаевский вокзал  подали два экстренных поезда, которые направились в Москву, увозя работников комиссариатов, имущество и служащих Управделами СНК. И между этими двумя поездами как раз и вклинился еще один — с Цветочной площади. Охраняли поезд N 4001 латышские стрелки.

Ленин с семьей покинул Смольный в 21.30 10 марта. Сразу прибыл на Цветочную площадь: его встретили и, освещая фонариками путь, проводили до специального салон-вагона. В 10 вечера в абсолютной темноте с выключенным освещением поезд взял курс на Москву.
7 марта было принято специальное постановление президиума «об укреплении и реорганизации Эвакуационной комиссии». Прибывший в Москву Свердлов подключился к работе комиссии: для размещения работников ВЦИК были реквизированы несколько гостиниц и особняков. Основной аппарат разместился в апартаментах «Метрополя».

http://stihiya.org/calendar_1654.html

Обсуждение закрыто.