Daily Archives: 24.12.2015

ДОКТОР ШАИГ: «МНЕ ПОСЧАСТЛИВИЛОСЬ ВСТРЕЧАТЬ МНОГО ПРЕКРАСНЫХ ЛЮДЕЙ…»

Стандартный

ДОКТОР ШАИГортопед-стоматолог Шаиг Казымов

До встречи с ним 25 декабря 2015 года в офисе ЛАСО доктора Шаига Казымова я знал заочно. Если точнее, о нем знал только то, что есть такой молодой человек из Бейлагана, получивший высшее медицинское образование в Самаре. Еще 20 декабря имел возможность поздравить его с днем рождения – доктору Шаигу исполнилось 35 лет. Наша с ним беседа началась с упоминания об этом немаловажном событии в его личной жизни.

— Расскажите о родителях.

— Отец – Казымов Кечари Аббасали оглы. Был трактористом. Потом заочно окончил сельскохозяйственный техникум и работал бригадиром до расформирования колхозов.

Мать – Мая Казымова Иса кызы. Умерла в январе 2014 года здесь в Самаре.

— Чем болела?

— У нее была почечная недостаточность. Последнее время находилась в таком состоянии, что необходимо было прооперировать. Она умерла во время операции – сердце у нее тоже больное было, не выдержало…

— Перед операцией она в сознании была?

— Конечно. Плакала. Боялась…

— На родине похоронили?

— Да, в Кебирли.

ŞAİQ VALİDEYNLƏR

— Детей сколько было в вашей семье?

— Я единственный ребенок. У мамы еще в молодости были женские болезни, перенесла несколько операций…

— Расскажите про школьные годы.

— В Кебирли было две школы. Восьмилетняя и средняя. До пятого класса я учился в восьмилетней, потом перешел в среднюю.

Тяжелое было время. Помню, что нас приняли в пионеры. А через три дня директор самолично нас встречал у входа и снимал с нас галстуки – оказалось, что Советский Союз распущен…

Всего не хватало…Но я хорошо учился и готовился стать врачом. Это было мечтой мамы.

В 1998 году подал документы в Азербайджанский медицинский университет. По набранным баллам я попадал в Бакинский университет и Гянджинский педагогический. Родители связались с Натигом, с моим двоюродным братом. Он предложил нам ехать сюда, в Самару. Сказал, что, если я там останусь, мне никогда врачом не стать. Родители посовещались и решили ехать. Так как я единственный ребенок, приехали сюда всей семьей. В Самаре мы оказались 17 декабря 1999 года.

У Натига был дом в Сырейке. Но отдал этот дом в наше распоряжение, в котором мы жили два года. Уже 4 января 2000 года я пошел на работу.

— Так быстро нашли работу?

— Не я нашел. Нашли. То есть дядя Мобил меня взял к себе на работу. У тогда на территории третьей овощной базы был склад по приему цветного металла. Там и я стал работать.

— Что там делали?

— Я был рабочим. Кроме меня было еще трое. Мы выгружали, отгружали металл. Там полтора года работал.

— Русский язык как тогда знали?

— Я его никак не знал. Совсем. Как я говорил, мои школьные годы совпали с распадом Союза. Была разруха… У нас не было преподавателей ни по русскому, ни по иностранным языкам. До приезда в Самару я ни разу в России не был. Откуда мне было знать русский?

— Работа на складе помогла?

— Из троих моих сослуживцев один был азербайджанец. Двое были русские. Я пытался у них научиться разговорной речи. Слава мне очень помогал, учил. Я же ни одного слова не знал. Показывал ему снег и спрашивал, как это называется…

Потом в течение нескольких месяцев ходил к студентке педуниверситета. Она была сестрой приятеля доктора Натига. Ее уроки мне тоже немало помогли.

В то время я снимал комнату на Олимпийской, рядом с работой. А родители оставались в Сырейке.

— Отец не работал?

— Ему нашли работу в Сырейке. Там хороший мебельный цех был. Он и теперь есть. Но кризис и по нему ударил. К тому же умер бывший хозяин, очень хороший человек…

Летом 2002 года с Натигом пришли в медуниверситет. Нас принял декан иностранного факультета Евгений Анатольевич Батаков. После собеседования меня приняли. В иностранной группе нас было четверо: Мухаммед Альджалуд из Сирии, Диана Джарар из Иордании, Татевик Атаян из Армениии и я.

Я хочу отдельно рассказать о Мухаммеде. Он был уроженец Халепа, где теперь страшная война. Мухаммед был просто потрясающий человек. Мало сказать порядочный, он был по-детски чистым, светлым. Мухаммед был правоверный мусульманин, но в медуниверситете были и другие ребята из мусульманских стран. Бороду носили, молились, параллельно, прошу прошения, предавались разным утехам. Я за годы знакомства с Мухаммедом из его уст ни одного дурного слова не слышал.

В отличие от нас, студентов из «ближнего зарубежья», приехавшим из «дальнего зарубежья» ординатуру обязательно было проходить. Поэтому учеба Мухаммеда продлилась восемь лет. К тому времени на его родине началась война. Некоторое время он жил в Египте, потом в Ливию поехал. Теперь находится в Норвегии, работает помощником стоматолога.

— Общаетесь?

— Да, по телефону, постоянно.

— Как проходило обучение иностранцев? Вы отдельно занимались или вместе со всеми?

— Некоторые занятия проходили вместе. Но некоторые отдельно. Так положено. При чтении лекций преподавателями учитывается уровень и объем владения русским языком иностранными студентами. Это как бы закон.

— Тяжело было?

— Конечно, первое время было тяжело. Но я старался. Я имел всего две задолженности. Один раз, можно сказать, по недоразумению. Рабочую тетрадь, которую я по требования самого экзаменатора принес, ассистент профессора принял за шпаргалку. В другом случае проблема возникла из-за собственной глупости.

Преподаватели в целом к нам хорошо относились. И терпеливо. Конечно, среди них тоже разные люди были.

Мне посчастливилось быть студентом самого профессора Адыширинзаде. Последний год работы в университете Эмрулла муаллим нам читал анатомию. Конечно, это великий человек и большой патриот Азербайджана. Свою любовь и симпатии к своей исторической родине профессор Адыширинзаде никогда не скрывал.

Значительную роль в моем становлении как стоматолога сыграл Иван Михайлович Байриков, тот, кто меня принимал в университет в качестве декана иностранного факультета.  C 2007 года он возглавляет кафедру челюстно-лицевой хирургии и стоматологии. Главный челюстно-лицевой хирург Самарской области. Иван Михайлович сам вырос в Грузии, хорошо знает Кавказ, с большой симпатией относится к грузинам, азербайджанцам. Начиная с третьего курса я у него работал. У себя в клинике Иван Михайлович меня учил азам врачебной профессии. Я у него прямо как врач халат надевал, пациентов осматривал, зуд удалял. Первое время он меня даже за руку держал. Я многим ему обязан.

ŞAİQ BAYRİKOV TƏK

— А теперь видитесь?

— Да, обязательно звоню по праздникам, иногда встречаюсь с ним. Прекрасный человек.

— А как с оплатой учебы справлялись?

— Отец работал, я сам одно время сторожем подрабатывал. Но всего этого было мало. Я хочу назвать двух человек, которые сильно меня поддержали в годы учебы. Это мои двоюродный братья Канан и Санан. Они тоже тут жили и работали в мебельном цехе. И часть оплаты за мою учебу вносили они. Огромное им спасибо.

— Они теперь где?

— Вернулись на родину. Мебельный цех стал переживать кризис, и миграционные порядки ужесточились. Поэтому уехали. Живут в Бейлагане…

— Мне Тогрул Сеидов рассказал, что это вы ему посоветовали переходить из лечебного на стоматологический факультет.

 — Я жил в студенческом общежитии на киевской 12. В течение года моим соседом по комнате был Тогрул Сеидов, который позже меня поступил в медуниверситет. У нас сложились приятельские отношения и я познакомился с его родителями. Я вам скажу, что это просто удивительные люди. Отец Тогрула Акпер киши человек простой, он в Гяндже портным работал, но человек чрезвычайно деликатный, вежливый, интеллигентный. Про маму Тогрула, Сура ханым, можно сказать тоже самое. Потом мы стали дружить семьями и по сей день дружим. У Тогрула замечательная супруга, Лала ханым, она тоже врач. Я ее знаю со студенческих лет. Она в России выросла, тем менее вела себя так, как мы мечтаем видеть азербайджанских девушек. Вы сами знаете, как ведут здесь себя некоторые наши девушки, которые приезжают сюда учиться из Азербайджана… Родителей Лалы ханым не так хорошо знаю, но с Эльхан муаллимом, папой, довелось пообщаться. Он на меня приятное впечатление произвел.

Вообще в своей жизни я встретил много прекрасных людей. Про Мобил муаллима, дядю Мобила отдельно надо сказать. Он многим помогал и помогает. Я, конечно, по мелочам не стал бы к нему обращаться, неловко. Но в двух случаях он меня сильно выручил, за что я ему благодарен.

МОБИЛ И Я У ШИРВАНА 2008 2Мобил Новрузов, 2008 г.

— Как началась ваша самостоятельная врачебная практика?

— Я вам должен признаться, что первые годы я работал нелегально… Потом уже открыл стоматологический кабинет «Улыбка» на улице Свобода, в котором я и генеральный директор и врач.

— Не тяжело теперь из-за кризиса?

— На жизнь зарабатываем. Люди в любом случае зубы лечат.

ŞAİQ XALATDA

— Вы женаты?

— Да, в 2008 году я женился на своей землячке. Супругу зовут Айбениз. Детей пока нет.

— На родине бываете?

— Конечно, ездим.

— Изменения есть?

— Село выросло, хозяйств стало значительно больше. Но в социальной, культурной сфере нет даже того, что было даже при советской власти. Тогда в Кебирли была настоящая больница, стационар. Врачи были. Теперь только фельдшерский пункт и это на несколько тысяч людей. Был клуб, кино всегда показывали. Теперь и клуба нет. В 1992 году построили новую школу, теперь и она в плохом состоянии. Конечно, при таких условиях молодежи не очень-то хочется там оставаться… Вообще весь Бейлаганский район в таком плачевном состоянии. Думаю, положение у нас хуже, чем в каком-либо другом районе Азербайджана…

— Как отцу живется после смерти супруги?

— Отец в сентябре женился. Летом ездил на родину, дом приводил в порядок. Ну, родня настояла, чтобы он женился. Я сказал, что как он сам решит, пусть так и будет. Наверное, это хорошо. За мужчиной нужен уход.

— Вы намереваетесь возвращаться на родину?

— Возможно, отец вернется. Конечно, было бы лучше, чтобы сделали это вместе. Я ведь у него единственный ребенок. Но пока я не могу туда поехать. В Баку я точно не найду работу. Да и в районе свои врачи есть. Ведь много времени должно пройти, пока тебя признают, как хорошего стоматолога. Здесь же у меня жизнь налаживается. Пока тут буду. Потом посмотрим…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(начало материала)

Реклама

БЕЗЫМЯНКА. НЕОБЫЧНАЯ ЁЛКА

Изображение

БЕЗЫМЯНКА 1БЕЗЫМЯНКА 2 БЕЗЫМЯНКА 3

24.12.2015

TLT GOROD: ЗА ПОХИЩЕННОГО КАМАЛА ГУЛИЕВА ТРЕБУЮТ 10 МЛН. ЕВРО

Стандартный

На днях TLTgorod сообщал, что в Тольятти 18 декабря пропал предприниматель Камал Гусейн оглы Гулуев 1972 года рождения. Со ссылкой на источники в правоохранительных органах высказывалась версия, что мужчина стал жертвой похищения. Хотя родственники бизнесмена оставили в социальной сети сообщения, если верить которым, мужчина живой и здоровый сейчас уже находится дома.

ГУЛУЕВ

Между тем, как выясняется, бизнесмена похищают уже не первый раз. За похищенного вновь совладельца тольяттинского «Ралеса» Камала Гулуева требуют выкуп в 10 млн евро, говорится в печатной версии газеты «Самарское обозрение».

Предприниматель был похищен в минувшую пятницу со стоянки у тольяттинского спорткомплекса «Олимп». Причем несколько лет назад коммерсант уже проходил потерпевшим по такому же делу. Тогда за его возвращение якобы был отдан приличный выкуп.

TLTgorod подробно сообщал об этом беспрецедентном уголовном деле, которое удалось раскрутить тольяттинским правоохранителям в 2006 году. Объектами похищений и торга банды, которую сколотил директор ЧОП «Медведь» Михаил Дробот, становились бизнесмены из местной азербайджанской диаспоры, имеющие множество платежеспособных родственников как в Тольятти, так и на своей исторической родине…

четверка

двойка

В конечном итоге были признаны виновными и приговорены к длительным срокам заключения.

О дерзости похитителей людей можно судить по одному из эпизодов их преступной деятельности.

1 декабря 2004 года пропал Вагиф Абдулали оглы Маликов, 1961 года рождения, который переехал из Азербайджана в Тольятти еще в 1989 году. Как выяснилось в ходе следствия, Маликов приехал на автомобиле ВАЗ-2114 на свою станцию техобслуживания, что на Московском проспекте, напротив 6 квартала. Через пару минут в помещение ворвались трое вооруженных мужчин в камуфлированной форме. Их лица закрывали шапочки с прорезями для глаз.

вагиф маликовО судьбе Маликова ничего не известно до сих пор.

Незнакомцы были вооружены укороченными автоматами Калашникова и пистолетами-пулеметами. Сначала злоумышленники приказали всем присутствующим выложить на стол содержимое карманов и лечь на пол лицом вниз. Потерпевшие беспрекословно выполнили команду бравых «спецназовцев», хотя служебные удостоверения им никто не показывал. Видимо, они посчитали происходящее очередной милицейской «отработкой». Осмотрев лежавшие на столе вещи и документы, незнакомцы поинтересовались, кто является водителем «четырнадцатой», которая недавно заехала на СТО. Маликов назвал себя, и незваные гости со словами: «Он пойдет с нами» — повели его к выходу. Мужчину затолкали в «десятку» и увезли в неизвестном направлении.

Похитители на протяжении нескольких месяцев вели с родственниками похищенного переговоры о его выкупе. Сумма «сделки» упала с 200 до 25 тысяч долларов. Последним сообщением от бандитов было: «Гоните 15 тысяч и забирайте труп!».

О судьбе Маликова ничего не известно до сих пор.

В ходе расследования стражи порядка получили информацию как минимум еще по восьми фактам похищений азербайджанцев, совершенных в Тольятти по похожему сценарию на протяжении пяти лет. Однако документально зафиксировали только три похищения. По версии следствия, жертвой первого похищения стал 41-летний продавец одного из местных торговых центров Фикрат Мамедов. Преступники выкрали его в октябре 2003 года и потребовали у родственников 130 тысяч долларов. Следующим пострадавшим оказался 41-летний предприниматель Давид Бабаев. Его жизнь преступники оценили в 55 тысяч «зеленых».

Налетчики держали пленников в одной из деревень Ульяновской области в невыносимых условиях. Кого-то сажали под замок в подвал, кого-то в строительный вагончик. Во время заточения на головах потерпевших всегда были надеты черные мешки, они не видели лиц своих мучителей. Опасаясь за жизнь похищенных, их близкие не обращались за помощью в милицию и четко выполняли указания бандитов.

29 октября 2005 года налетчики похитили в Тольятти очередного азербайджанца и запросили за его освобождение 55 тысяч долларов. Таких денег у родственников потерпевшего не оказалось, и они обратились за помощью к правоохранителям. 7-й отдел УБОП при ГУВД Самарской области и ФСБ взяли ситуацию под контроль. Они велели потерпевшим во всем следовать указаниям бандитов. Те приказали привезти выкуп в село Ташла Ставропольского района и положить в определенное место, что и было сделано. Отряд СОБР задержал подозреваемых, когда они приехали за деньгами.

Последним в апреле 2006 года был задержан лидер банды Дробот.

По информации издания, тогда мимо внимания СМИ прошло аналогичное похищение бизнес-партнера Давида Бабаева и Фикрата Мамедова — Камала Гулуева. Семья заплатила за него солидный выкуп, и он был возвращен домой.

Фикрат Мамедов и Камал Гулуев были совладельцами в ООО «Манго» (сдача внаем собственной недвижимости) и ООО «Ралес» (деятельность ресторанов и кафе), они же и Давид Кияс Оглы Бабаев вместе учредили тольяттинское ООО «ВС» (строительство).

18 декабря некогда похищавшийся бандой Дробота Камал Гулуев вечером приехал к тольяттинскому спорткомплексу «Олимп», чтобы забрать 7-семилетнего сына с тренировки. Позднее рядом с автомобилем бизнесмена ВМW Х6, стоящим на стоянке «Олимпа», нашли его часы и оторванные пуговицы от верхней одежды, которые свидетельствовали о применении насилия.

Мобильник и сумку бизнесмена обнаружили выброшенными в зеленой зоне Тольятти. Видимо, похитителей ввел в заблуждение внешний вид Гулуева, передвигавшегося на дорогой машине и имевшего имидж весьма успешного человека. Однако в последние годы он зарабатывал намного меньше, чем раньше. Когда-то у Гулуева была доля в игорном бизнесе (по нашим данным, он являлся учредителем сети игровых салонов «Кокос», но сейчас доходы сильно упали. Именно поэтому названная похитителями в минувшие выходные сумма выкупа -10 млн евро — выглядела совершенно нереальной.

На следующий день после происшествия в лесополосе под Тольятти нашли сожженный минивэн с выпиленным средним рядом сидений, — видимо, машина специально использовалась для перевозки похищенных людей. Прежний адрес регистрации машины в Подмосковье может свидетельствовать о том, что в пленении Гулуева участвовали инорегиональные преступники.

По факту исчезновения коммерсанта областное СУ СКР возбудил уголовное дело по статье 126 УК РФ (похищение человека). Впрочем, дело расследуется довольно вяло, в частности, как рассказал изданию осведомленный источник, за несколько дней, прошедших после похищения, на потерпевшего даже не пришла в Следственный комитет ориентировка из полиции.

http://tltgorod.ru/reporter/?reporter=60358