Monthly Archives: Июнь 2015

ВЫНЕСЕН ПРИГОВОР ОБВИНЯЕМОЙ В УБИЙСТВЕ НАСИБЫ ШАХБАЗОВОЙ

Стандартный

ЗДАНИЕ СУДА

Сегодня, 30 июня 2015 г. в Безенчукском районном суде судья Пирская вынесла приговор по делу об убийстве гражданки Азербайджанской Республики Насибы Шахбазовой. «Признать виновной Татьяну Геннадьевну Ульянкину виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 4 УК РФ и назначить ей наказание в виде 9 лет лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима».

 

УБИЙЦА, УХОДЯ, ЗАКРЫЛА ЗА СОБОЮ ДВЕРЬ…

Последний день июня. Второй раз на маршрутном такси еду в город Чапаевск. Сегодня в районном суде Безенчука должен быть вынесен приговор по делу об убийстве гражданки Азербайджанской Республики Насибы Шахбазовой.26 июня я уже туда ездил, где меня встретил Захид Миралиев, который официально признан потерпевшим и сказал, что заседание суда перенесено. Извинился, что сам поздно узнал от адвоката и не успел меня предупредить.

Около двенадцати часов дня выхожу у вокзала в Чапаевске – тут и железнодорожный и пригородный автобусный. Через некоторое время подъезжает Захид Миралиев на Фольксвагене среднего возраста и мы отправляемся в Безенчук. Но вскоре он сворачивает на проселочную дорогу, у которой расположено крайне убого вида закусочная. Здесь он встречается с своим дядей Нушираваном Габиловым, у которого, кажется, есть какие-то общие дела с хозяином «заведения», в котором, как гласит уродливый указатель, «есть шашлыки и комната для намаза». Садимся с ними ха один стол. Официантка приносит чай, лаваш, сыр, масло. Хозяин заведения, кстати, беженец из Армении, есть один. Мы пьем чай. Телефоны беспрерывно звонят. Все деловые, все кому-то звонит, кому-то отвечает. Я сижу молча, оглядываюсь в поиске чего-нибудь интересного, чтобы снять на телефон. Не нахожу. Теперь думаю, что «комнату для намаза» надо было снимать…

Потом садимся в машины. Хозяин закусочной тоже едет, опасаясь, что в зал суда его не пустят – он в шортах…

Приезжаем в Безенчук. Захид находит место у суда и паркуется. Потом указывает на стоявшую неподалеку машину и говорит: «Вот она, паскуда». Там, куда он указал, стоят несколько женщин, еще двое сидят в машине. Какая из них «паскуда», я не понял. И больше не хотелось посмотреть в ту сторону. Ситуация, по крайней мере для меня, была ужасная – «паскуда» была в течение длительного времени сожительницей Захида, потом она убила женщину, на которой он женился, оставив ее. Теперь оба они в ожидании страшного приговора…

СУДЬЯ ПРОКУРОР

Дожидаемся, пока женщины не входят в здание суда. Потом входим и мы. В приемной секретарь интересуется моими документами. С моим журналистским удостоверением она заходит к судье, быстро возвращается и говорит, что я могу снимать происходящее. У меня только телефон…

Начинается заседание. Судья, открыв его, тут же удаляется на совещание и объявляет перерыв до 16 часов.

ПОДСУДИМАЯподсудимая Татьяна Ульянкина

Захид Миралиев совещается со своей знакомой Мариной, пятидесятилетней статной женщиной. «Пойдем ко мне», — предлагает Марина. Дядья Захида и хозяин закусочной, которого пустили в зал, не обратив никакого внимания на его шорты, вышли раньше и исчезли в неизвестном мне направлении.

ЗАХИД У СУДАЗахид Миралиев, потерпевший

Садимся в машину. Захид говорит, что ему сначала краску надо купить. Едем. Останавливаемся у магазина «Запчасти». Захид с Мариной выходят из машины и скрываются в магазине. Идет ливень. В машине духота, но двери открыть не могу – крупные капли дождя попадают внутрь. Сижу примерно полчаса. Наконец Захид и Марина выходят со покупкой. Видимо, долго выбирали и пробовали краску на вкус…

АВТОЗАПЧАСТИВ Безенчуке ливень. Снято мною из машины.

Едем в обратном направлении и останавливаемся у одного из пятиэтажек. Потом входим в квартиру Марины, которая на первом этаже. Захид, видимо, часто здесь бывает. Он первым, пока хозяйка закрывает дверь, идет в кухню, а я за ним. Потом Марина ставит чайник. Достает из холодильника сыр, колбасу. Когда чайник закипает, она подает чай в пакетиках. Потом достает еще блинчики и разогревает их в микроволновке. Предлагает кушать. После некоторого замешательства Захид начинает есть. Я – сыт.

Возвращаемся в суд. В 16 часов секретарь нас приглашает в зал. Он совсем маленький, но не тесен – людей практически нет. Со стороны потерпевшего четыре человека, а со стороны подсудимой – пять или шесть. Одна – ее дочь. Выше мамы, стройная, в розовом облегающем платье. Я сижу рядом с подсудимой. Не решаюсь смотреть в ее сторону. Один раз, в самом начале, хватило дерзости направить на нее камеру телефона.

Суд идет – встаем. И надолго. Чтение приговора тянется на полтора часа. Где-то в середине Марина, хватаясь за среднюю часть тела, тихо выходит из зала, возвращается минут через пятнадцать.

Судье, женщине среднего возраста с заметными мешками под глазами, тоже не легко. Время от времени, одной рукой держа толстую кипу листов с приговором, другой рукой вытирает лицо. Текст приговора грешит явными повторами.

Преступление совершено 7 февраля 2014 года. Прошло полтора года. Оправдан ли такой значительный срок для расследования и доведения до суда дела, в котором, как оказывается, с первых дней все было очевидно? Последнее обстоятельство, то есть очевидность, вытекает их самого текста приговора. Главное аргумент против подсудимой – ее собственные признательные показания, которые она давала в присутствии своего адвоката. Она описывала такие подробности преступления, которые мог бы знать только человек, его совершивший. Имеются аудио и видео записи ее признаний и следственного эксперимента, во время которого она на манекене демонстрировала все свои действия.

В дальнейшем она меняла свои показания вплоть до полного отказа от них. Ее утверждение о том, что показания давала под давлением, суд счел не соответствующим действительности.

На мой дилетантский взгляд, за прошедшие полтора года следствие не обнаружило никаких особых неопровержимых улик, вещественных доказательств, которые в совокупности были бы равносильны признательным показаниям обвиняемой. Хотя, кажется, могло бы обнаружить.

Приведем один пример. Обвиняемая сама рассказала, что некоторые вещи, в том числе одно банное полотенце, после совершения преступления она собрала в пакет, который она выбросила из окна своей машины, когда возвращалась п. Осинки в Чапаевск, где она проживает. Пакет не найден. Я сегодня проезжал по этой дороге, Миралиев мне показал место, где был выброшен пакет. Мы допускаем, что отдельные предметы, например, куски статуэтки, которой Ульянкина наносила смертельные удары Шахбазовой, могли бы потеряться. Но куда могло деться банное полотенце? Если бы хорошо искали, оно бы обязательно нашлось. Или телефоны. Следствие установило, что она вынесла из квартиры убитой два телефона, один без сим-карты, чтобы жертва, вдруг она придет в себя, не могла позвонить мужу. Эти два телефона она тоже выбросила из окна машины. Следствие установило приблизительное место, так как сим-карта, пока не разрядился телефон, подавала сигналы. Но телефоны не нашли.

Возникает вопрос: а искали ли? Если искали, как? Телефоны тоже не могли бесследно исчезнуть.

Повторяем: своими признательными показаниями обвиняемая буквально  спасла, как это странно ни прозвучит, следствие от полного краха. О качестве работы следователей говорит тот факт, что один из них звонил подозреваемой и просил, чтобы та привезла в следственный комитет свою шубу. Разве так делается дело? Разве для обнаружения вещдоков не проводятся внезапные обыски?

СЕРЖАНТ У ДВЕРИСкоро Ульянкина будет взята под стражу

Забегая вперед, скажем, что в приговоре не раз подчеркивается общественная опасность деяния г-жи Ульянкиной. Теперь давайте рассуждать логически: она дала признательные показания практически сразу, как только была задержана. То есть общественная опасность ее деяния очевидна была тогда же. Почему в таком случае ее через сутки отпустили домой и она все эти полтора года находилась на свободе? Почему нельзя предположить, что обвиняемая через день поехала туда, где выбросила пакет, нашла его и уничтожила ? То же самое с телефонами. Разве это не удивительно? Где же так делается?

В приговоре перечислена масса смягчающих обстоятельств в пользу обвиняемой, например, мнения людей, торгующих рядом с ней на рынке. С каких пор мнения продавцов на рынке считаются «смягчающим обстоятельством» в пользу убийцы?

ПОДСУДИМАЯ АДВОКАТПосле оглашения приговора осужденная  

                                                                                  подсела к своему адвокату    

Приговор гласит, что в деле не обнаружено отягчающих обстоятельств. Такое утверждение можно было бы воспринимать как курьез, если бы речь не шла об убийстве. Обратите внимание: убийца, после того нанесла десятки смертельных ударов Шахбазовой, не просто ушла и оставила ее умирать. Она закрыла за собой дверь, взяв с собою ключ. Таким образом она исключила возможности, что кто-нибудь услышит стоны умирающей жертвы и зайдет в квартиру. Это ли не отягчающее обстоятельство? Этот факт дает основание говорить, что по справедливости Ульянкину надо было судить по другой статье, так как она совершила убийство умышленное, а не по неосторожности…

СУДЬЯ УХОДИТСудья уходит…

Когда люди в погонах входят в зал, чтобы взять подсудимую под стражу, я выхожу на улицу. Через некоторое время Ульянкина в сопровождении сотрудников тоже выходит из здания суда. Она не издает никаких звуков. Плачет кто-то из женщин, пришедших с ней. Ульянкину сажают в машину. Я запоздало делаю снимок, не решаясь подойти близко. Один из сотрудников делает угрожающий знак рукой в мою сторону. Я вынимаю удостоверение и махаю им. Сотрудники отворачиваются. Через минуту машина отъезжает…

МАШИНА С ОСУЖДЕННОЙУльянкину увозят

Дядя Захида, который по телефону кому-то сообщает о приговоре, проходя мимо меня что-то бормочет про справедливость, которая все же есть в России. Ни сказав даже «до свидания», он садится в машину хозяина закусочной с комнатой намаза, и они уезжают. Мне не привыкать к такому поведению соотечественников, но все равно неприятно…

ВСЕ. ЕДУ ОБРАТНО

Выходит Захид с копией приговора. Мы садимся в машину. Вдруг я не выдерживаю. «Послушайте, Захид, я приехал сюда не как журналист, а как соотечественник. Никто за это мне не должен сказать спасибо. Но вот ваш дядья сел в машину, не сказав даже «до свидания». Как так можно? Дядя ваш давеча, когда в Чапаевске чай пили, пожаловался на адвоката, на Ширвана Керимова, на нашу организацию, на всю диаспору. А ведь адвокат, можно сказать, сделал свое дело на отлично, причем бесплатно! И Ширван Керимов причастен к тому, что Сергей Васильевич взялся за это дело. И наша газета с момента совершения преступления не переставала писать об этом. Чем мы заслужили такое неуважительное отношение?» «Муаллим, вы нас извините. Дядя не нарочно. Он теперь в таком состоянии… Мы все в таком состоянии…»

Да в каком-таком состоянии? Он только что о телефону решал вопрос о поставке водки в какое-то кафе…

НУШИРАВАН у двериНушираван Габилов, добровольцем воевал в 

                                                                                 1992-94гг.   

Меня бесит, когда на организацию жалуются не те, кто действительно имеет вклад в ее работу, а те, кто никогда не преступает порог нашего офиса, а обращается, когда возникают проблемы…Господи, какие мы не хорошие…

Когда ехали в Безенчук и проезжали мимо п. Осинки, я попросил подъехать у дому, где была убита Насиба, чтобы сфотографировать здание. Захид предложил сделать это на обратном пути. И теперь, когда мы опять подъезжаем к поселку, он говорит, что заезжать в поселок некогда, хотя до дома две минуты езды. Я прошу остановить машину. Выхожу и снимаю столб. Возможно, когда Захид молодую жену вез из Азербайджана, она тоже обратила внимание на этот столб, указывающий на поселок. Вполне возможно, что она думала, что это дорога ведет ее к семейному счастью, благополучию. А как оказалась, дорога вела в ад…

ОСИНКИ

Феминистка египетского происхождения Мона Эльтахави говорит, что Ислам запретил мусульманам закапывать новорожденных девочек в землю — так делали, чтобы не приходилось их кормить. Но, говорит она, по сей день мусульмане, выдавая замуж своих малолетних дочерей замуж против их воли, практически их закапывают, потому что они лишены прав, подвергаются насилию…

МОНА ЭЛЬТАВАХИМона Эльтахави

Насиба Шахбазова не была малолетней. Ей было тридцать лет с лишним. Но выходила она замуж практически за незнакомого ей человека, вдовца, много лет находившегося в браке с русской женщиной, имеющего к тому же любовницу, от руки которой и вскоре после приезда в Россию она погибла. В Азербайджане, особенно в сельских районах, для многих выдавать замуж своих дочерей за соотечественников, проживающих в России, считается выгодной сделкой. Если даже жених великовозрастный, вдовец, разведен, имел или даже все еще имеет любовницу. Не стесняясь говорят, что «человек (речь идет о девушке) теперь будет иметь гарантированный кусок хлеба…»

Многие российские азербайджанцы на родине про себя создают миф – у них бизнес, почет, уважение… Потом оказывается, что бизнес – это всего лишь контейнер на оптовом рынке, почета и уважения никакого, есть любовница, которая по совместительству является продавцом в этом же контейнере…

Не знаю, как Захид был представлен родным Насибы Шахбазовой. Наверное, тоже как предпринимателя, имеющего квартиру, машину…Теперь он все время мне говорит, что денег у него нет, платит за два кредита. А квартира – однушка в богом забытом поселке Осинки. «Ее мама, ее сестры все со временем забудут. Больше меня никто не пострадал. Жену потерял, полтора года бегаю по кабинетам, в своей квартире не живу, сдаю, а желающих снимать в этих местах мало…»

Я верю, что Захид искренне огорчен гибелью супруги. (Хотя надо сделать оговорку: во всех документах следствия и суда он именуется «сожитель», потому что настоящего брака с Насибой у него не было. Их в Азербайджане женил молла. Так что, уважаемые родители, когда выдаете свою дочь замуж, добивайтесь, чтобы был заключен официальный брак, иначе муж не муж, а сожитель…) И очень хотел, чтобы убийца понесла заслуженное наказание. И был удовлетворен, что ее все посадили. Но, мне кажется, Захид не осознает свою вину за произошедшую трагедию. Формально он, конечно, не виновен. Но виновен по суду совести. Он несет ответственность за гибель человека. Окончательно не уладив свои запутанные отношения с любовницей, он привел в свой дом девушку, совершенно не владеющую русским языком, по этой причине не могущей общаться даже с ближайшими соседями. Не обеспечил ей защиту, зная, что бывшая любовница находится на грани нервного срыва и готова на самые неожиданные действия. Представляете, молодая женщина, которая совершенно изолирована от внешнего мира незнанием русского языка, остается ночами одна в глуши, потому что муж-таксист выходит на ночную смену…

Родные Насибы тоже несут ответственность за ее гибель. Как можно было отдавать ее за человека, про которого ничего не известно?

Насиба из большой семьи, родных и близких в Саатлы у нее много. Но за ее телом никто из них не приезжал, отвезли останки покойной на родину Захид с дядей. Никто из родных и близких ни разу не приехал в Самару ни во время следствия, ни во время судебного процесса. Не права ли египтянка Мона: человека живьем закопали в землю…

Когда над Донбассом сбили Боинг, родные и близкие погибших пассажиров из разных стран приезжали и с трудом, риском жизнью, так как постоянны шли обстрелы, попадали на место катастрофы. Приезжала пожилая супружеская пара из Австралии, у которой погибла дочь. Неутешные родители говорили, что они обязательно должны были попасть сюда, чтобы увидеть место, где оборвалась жизнь дочери… Разницу видите?

Приезжаем в Чапаевск. Водитель маршрутки говорит, что минут через десять оправится в Самару. Я еще раз спрашиваю у Захида про фотографию Насибы. Он вновь говорит, что осталось фото только в документах, а они у следователей, когда заберет, тогда…

Только фото в паспорте… За три месяца супружеской  жизни  ни одной совместной фотографии. Он не снял ее даже на телефон…

Не знаю, как Насиба выглядела. Единственное, что о ней достоверно знаю, это ее рост – 153 см. Это тоже в материалах дела и в приговоре. Существенная деталь. Рост убийцы 176 см. Этот факт поставил под сомнение позднее утверждение убийцы о том, что жертва первой на нее напала, она же только защищалась…

Прощай, Насиба!

Х.Х.

30 июнь-1июля 2015 г. Самара-Безенчук-Самара

(Материал  полностью будет опубликован в ближайшем номере «Очага)

ПОСМЕРТНОЕ РАСПЯТИЕ ФАРХАДА МАМЕДОВА

Стандартный

29.06 КЛАДБИЩЕ я

Я стою у могилы Фархада Агамуса оглы Мамедова. В верхушке этой пирамиды, составленной из венков, отталкивающих своей кричащей яркостью и пошлостью, виден деревянный крест. На этом снимке его различать сложно, крест виден на других снимках. Так вот Фархад Агамуса оглы, уроженец далекого азербайджанского села, сын мусульманских родителей, сам мусульманин, лежит под православным крестом…

Ровно четыре года назад в Самаре умер Камил Гурбанов, уроженец Мингечаура, владелец небольшого кафе имевшее, как теперь модно говорить, весьма прикольное название «777». Кафе, кстати, незадолго до смерти хозяина было продано, а позднее снесено новым владельцем, которому на самом деле нужен был земельный участок, который занимала закусочная. Я хоть и не очень близко, но был знаком с господином Гурбановым. Его смертью, случившаяся где-то на дороге, в машине, я был искренне огорчен, к тому же покойный был почти моим ровесником. Я опубликовал небольшое посвящение по поводу кончины Камила Гурбанова. О собственных текстах говорить как-то неудобно, но то посвящение, а я на днях его перечитал, было хорошее, там были хорошие слова. Я писал о том, что покойный любил красиво жить, любил красиво одеваться, водить хорошие машины, выпить любил – и все это было чистая правда. Я писал о том, что после шунтирования ему из радостей жизни ему оставались только красивые наряды, машину водить и пить врачи ему запрещали, хотя запреты он нарушал, за что и, скорее всего, поплатился…

Как только вышла наша газета с этим текстом, в городе буквально разразился скандал. Едва ли не половина большой азербайджанской общины Самары решила, что я оскорбил память Камила Гурбанова. Мою непростительную «выходку» обсуждали практически во всех закусочных, принадлежащих азербайджанцам. Свое бескрайнее возмущение выражали не только люди, которые никогда дружественных отношений с покойным не имели. Агрессивно возмущались даже те, кто имел серьезные конфликты с Камилом Гурбановым, отзывались о нем довольно нелицеприятным образом. Самое странное то, что многие из тех, кто в течение нескольких месяцев водил этот отвратительных хоровод, не могли читать моего текста по элементарной причине – из-за незнания русского языка…

Уважаемый господин С.Г. однажды едва ли не с кулаками набросился на меня прямо перед Домом дружбы народов…

Эта шумиха сошла на нет только после того как я написал фельетон про одного активного господина, который свое «возмущение» выражал крайне нецензурно и никак не хотел успокоиться…

Кто теперь из этих людей помнит Камила Гурбанова? Кто был за эти четыре года на его могиле?

Конечно, люди, затеявшие тогда этот скандал, используя самым подлым образом смерть человека, имели цель ударить по газете, которая им не нравится. Им просто не нравлюсь я, потому что на кое-чего имею влияние в организации, которую они хотели бы видеть другой – нечто похожее на базар, овощную базу, ментовку, закусочную, сообщество «авторитетов»… Что им Камил Гурбанов? Что Камилу Гурбанову они?

Теперь вот Фархад Агамуса оглы Мамедов, сын мусульманских родителей, сам мусульманин, лежит под православным крестом – вся большая азербайджанская община молчит. Почему никто не возмущен, никто не оскорблен?

Что скрывать, есть люди, которым по душе такое вот своеобразное посмертное распятие Фархада Мамедова. И этому есть причина. Многие из нас в свое время приехали в Россию с целью добиться успеха. Но успешным стать мало кому удалось. Фархад Мамедов был самым крупным бизнесменом в Самаре, к тому же получившим официальное признание – больше из наших соотечественников таких почетных званий, которых удостоился покойный наш земляк, никто не имел. Мы умеем гордиться заслугами, успехами уже умерших людей. Когда успешными становятся живые, живущие рядом с нами люди, это нас, давайте будем откровенными, не очень-то радует. Возможно, их именами, когда это надо, даже козыряем, но их самих не любим. И ожидаем их падение, а когда таковое случается, радуемся – не только ведь смерть уравняет, до смерти еще дожидаться, уравнять может ведь и неудача, падение, крах…

Фархад Мамедов ушел из жизни человеком успешным, имеющий хорошо функционирующий, приносящий хороший доход большой бизнес. То есть радости в этом отношении своим недоброжелателям он не доставил. Теперь же, когда над могилой Фархада Мамедова благодаря родным сыновьям неуклюже возник православный крест, иные из них, можно полагать, потирают руки, чувствуют себя отомщенными – за свои обиды, которые они испыватали, оказавшись не успешными, не состоявшимися, неудачниками…

Посмертная «христианизация» Фархада Мамедова выявила чрезвычайную слабость азербайджанской диаспоры в Самаре. Не оказалось среди нас «аксакалов», старейшин — не по возрасту, а по авторитету, по своему общественному статусу. Не оказалось никого, который мог бы напрямую обратиться к Митрополиту Сергию, чтобы тот положил конец издевательство над памятью уважаемого человека и, кстати, над православной верой, ибо огромное количество людей, хорошо знавших Фархада Агамуса оглы, никогда не поверит, что этот человек переходил в христианство.

Когда мы узнали, что Фархада Мамедова похоронят в городском кладбище на аллее для почетных граждан, мы испытали, конечно, удовлетворение. Но теперь могила нашего уважаемого земляка, над которой установлен крест, нам причиняет боль. Если сыновья покойного и дальше будут продолжать начатое ими безумие и временный деревянный крест будет заменен на постоянный, эта могила станет проблемой для самарского православия. А молодые люди, получившие вмиг огромное наследство и решившие облагородить его крестом над могилой отца-мусульманина, обязательно станут всеобщим посмешищем…

29.06 венки крест 229.06 венки крест 29.06 венки 3

29.06 кладбище

Хейрулла ХАЯЛ, редактор «Очага», член Союза журналистов РФ

(материал полностью будет опубликован в ближайшем номере «Очага»)

“ƏKİNÇİ”: DƏRBƏNDDƏ DÜLGƏR VƏ XARRATLAR YA İRANLILAR, YA ERMƏNİLƏRDİR

Стандартный

Dünyada hər bir şəhərin özünə münasib sənətkarlığı var, savayı Dərbənd. Bizim əhl həmişə boyaq dalınca olduğuna ancaq buyuruq verməyə adət edib. Boyaq dadistədini həmişəlik hesab edib, elm və və təhsil eləməyiblər. Bizim şəhərdə nə qədər dülgər və xarrat varsa, tamam İran əhli, ermənilərdir ki, yaxşı pul qazanırlar. Xəyyat bizim əhldən 1-2 nəfərdir ki, çuxa şalvarlardan alahı libas tikmirlər, açça palto, kürk və qeyri libasları tikənlər erməni, rusdurlar ki, yaxşı pul allıllar. Qərəz, çəkməçi, saatsaz, ahəngər və əqləbənd tamam qeyri vilayət əhlidirlər. Bu sənətlərdən əlavə 39-40 nəfər həmşərilər rəngsazlıq edirlər. Müxtəsər kəlam, bizim şəhərin kəmbəxt xəlaiqi bu qədər sənətləri əldən verib özləri məəttəl və sərgərdan qalıblar və əgər indi ol sənətər bu darlıq vaxtda öz əlimizdə olseydi, az iş deyil idi. Amma çifayda, sənətkarlıq nəfindən və elmdən bixəbər olmaqlarına binaən, genə məhəl qoymurlar və camaatdan həm heç kimin xatirinə gəlmir ki, bu gündən sonra insan hər bir sənət üçün elmə möhtacdır. Barı gələcək üçün məktəbxanalar səyində olub, elm səbəbilə uşaqların sənətkarlığa və işlərə həris eləsinlər ki, özləri çəkən zillətləri uşaqları çəkməsin. Belədə bir sənət məktəbxanası bizim şəhərdə olsa, yazşı olmazmı?

 

Əlimədəd Abdulla oğlu

“Əkinçi”, 14 aprel, 1876

СТАРЫЙ ДЕРБЕНТ

KÖHNƏ DƏRBAND. DƏMİRYOL VAĞZALI

28 ИЮНЯ — ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ СОЗДАТЕЛЯ ПЕРВОЙ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ГАЗЕТЫ ГАСАН БЕКА ЗАРДАБИ

Стандартный

ЗАРДАБИ ТОПЧУБАШЕВ

Исмаил Гаспринский, Гасан-бек Зардаби и Алимардан-бек Топчибашев. Баку, 1907 год

ДОБРОГО ПУТИ, МИРНАТИК!

Стандартный

МИРНАТИКМирнатика провожал дядя Джамил

Сегодня Мирнатик Акперов, выпускник Самарского государственного полиграфического училища, из самарского автовокзала отправился в Азербайджан, в с. Привольное Джалилабадского района. Мирнатик родился в этом селе, но с раннего детства с семьей живет в Самаре. Сам предпочел стать гражданином Азербайджанской Республики, сам пожелал служить в азербайджанской армии. По приезду в Джалилабад, он из районного военного комиссариата отправится служить в одну из воинских частей национальной армии.

Не секрет, что довольно редки случаи, когда дети российских азербайджанцев едут на историческую родину служить в армии страны, которая остро нуждается в хороших солдатах. Никого не призываем следовать примеру Мирнатика, лишь хотим сказать, что надо ценить подобный патриотический порыв каждого молодого человека.

 

Желаем Мирнатику успешной службы!

YAXŞI YOL, MİRNATİQ! 

Два с лишним года назад в «Очаге» была опубликована небольшая беседа с Мирнатиком. Учитывая важность события, которое в настоящее время происходит в его жизни, повторно представляем вниманию читателей этот материал.

СКР МИРНАТИК

  МИРНАТИК: «Я БЫ С УДОВОЛЬСТВИЕМ ВЕРНУЛСЯ В СВОЮ ШКОЛУ…»

 

Для газеты, даже такой маленькой, как наша, необходимы фотографии. Для нашей газеты, если говорить откровенно, фотографии необходимы особенно, потому что часть наших соотечественников подзабыла азербайджанский язык, а русским овладеть не успела, поэтому многие в «Очаге» смотрят только фотографии. Так как собственного фотографа у нас нет, как нет и ничего другого, мы клянчим нужные снимки у кого можем. Высоким качеством, да и вообще качеством, они, конечно, часто не блещут, тем не менее, они отражают моменты, которые с нажатием кнопки фотоаппарата становятся историческими. Так что каждый, чьи снимки публиковались в нашей газете за все эти годы, причастен к созданию и хранению нашей истории. Пролистайте «Очаг» пятилетней, девятилетней давности – сами в этом убедитесь…

В мартовском выпуске Очага особенно много фотографий – ведь было три важных мероприятия.  За снимки, запечатлевшие самые важные моменты «Дня талышской культуры», мы благодарны Мирнатику Акперову. Конечно, их высокопрофессиональными не назовешь, но видно, что у фотографа есть некоторые навыки. Если учесть, что Мирнатик очень молод и только учится, можно надеяться, что со временем в нашей газете и в архиве Лиге появятся замечательные снимки. Поговорить с Мирнатиком тоже было интересно…

На встречу в нашем офисе он пришел раньше меня. Сразу заметил, что перед ним на столе лежит большой полиэтиленовый пакет. По моей просьбе он вынул свои работы и разложил их. «Я несколько штук взял. Дома еще есть. Некоторые на конкурсы сдавал, а их потом не возвращают», — сказал он.

Два натюрморта, еще несколько акварельные рисунки. «Это кто?» — спрашиваю я, указывая на рисунок, кажется, тушью, на бумаге формата А4. Пустыня. Фигура уходящая вдаль мужчины в черном облачении. «Это имам Али», — говорит он. «Но каким ты его себе представляешь? Кто он для тебя?» «Я про религию не так много знаю, папа мне рассказывает…» «Если в твоей жизни какие-то очень важные вещи, которые были бы невозможны без имама Али?» «Какие вещи вы имеете в виду?» «Есть же вещи, которые необходимы почти так же, как вода, воздух… Например, бумага. Антибиотики. Или вот теперь Интернет…Может, есть такие вещи, за которые мусульмане обязаны Али? Что у него в руке? Меч?» «У меня была фотокопия с картинки, я это рисовал по копии. Точно не знаю. Али укреплял исламскую религию…» «Давно ли ты рисуешь?» «В школе начал рисовать. Но у меня плохо получалось. А рисовать мне нравилось. Потом я стал ходить в художественную школу». «Уже окончил?» «Нет, я поздно поступил. Мне учиться еще этот год и следующий». «Мне сказали, что ты еще в техникуме учишься. «Да, в государственном полиграфическом, после девятого класса поступил». «Как в школе учился?». «Не очень хорошо. Сначала было очень трудно. Русского языка совсем не знал. Учительницу бабушкой называл… Она была старая, а папа меня учил меня некоторым словам, говорил, что старая женщина – «бабушка», старый мужчина – «дедушка»». «Над тобой не смеялись?» «Нет, не смеялись. Со мной в продленке занималась учительница. Она меня обучала русскому». «Помнишь, как ее звали?» «Не помню». «Не хорошо. А вообще тебя в школе обижали? Одноклассники или другие, которые постарше». «Никогда. У нас была очень хорошая школа. Я люблю свою школу, 107- ю, с удовольствием туда бы вернулся…» «Сколько вас в семье?» «Сестра старшая, она теперь замужем. И младший брат Миргейдар, он футболом занимается, хорошо играет». «Что любишь рисовать?» «Портреты не люблю. Природу люблю, натюрморты рисую. Мечеть самарскую рисовал». «Какая у тебя специальность в техникуме?» «Издательский дизайн. Сейчас учусь верстать журналы». «Будешь дизайнером?» «Не знаю. Хотелось бы стать юристом…»

“ƏKİNÇİ”: DƏRBƏNDDƏ SUDYA ƏRİZƏLƏRİN ÇOXLUĞUNDAN BEZİB

Стандартный

HƏSƏN BƏY ZƏRDABİ

DƏRBƏNDDƏN

Bizim şəhərin xalqı ya tüccarlıq ya sənətkarlıq və ya fəhləlik ilə güzəran edir. Ticarət əhlinin əvvəldən də tahqahi cüzvi olub. Onlar Rusiyadan mal gətirib onun bir hissəsini nəqdə və birisini nisyə satıb, nəqdini boyağa xərcləyib, mizanda ki, iyul ayı olsun, öz boyağını və nisyədən hasil olan boyağı cəm edib, Rusiyaya aparıb füruş edib mal gətirirdi. 3 ildir ki, nisyə xalqın üstə qalıb və nəqdi ki, boyaq idi, qiymətdən düşüb. Ona binaən alış-veriş bilmərrə yatıb. Onların çoxu dükanların bağlayıb və bəzi bir çotgə və özü qalıb, bilmir nə eləsin. İndi hər bir adam gərək təzədən dadistəd binasın qoysun, amma tanqahsız heç bir iş etmək mümkün deyil. Belədə camaat birləşib bang bina etsəydi, fəqir-füqəranın əlindən tutub onlara kömək edərdi. Amma çifayda ki, camaat üçün nəf verən işlərdən bir tədbir və məsləhət eləmək əsla xəyallarına gəlmir. Pəs yaxşı olurdu ki, böyük olan hakimlər bizim şəhərdə bang təyin etmək səyində olaydılar ki, bizim tüccarlar bang köməyi ilə təzə dadistəd başlaya bilsinlər.

===========================================

Dərbənddə təzə ildən miravoy sud bina olunub. Əgərçi boyaq dadistədinin ərizəçiliyi bilmərrə orada yoxdur, amma onunla belə ərizəçinin çoxluğundan cənab sudya təngə gəlib.

=======================================================

Şəhərimizin buçağacan nataryusu yoxdur, ona binaən çox məəttəllik çəkirik.

Əliəhməd Abdullazadə

“ƏKİNÇİ”, 29 mart 1876

 

 

 ДЕРБЕНТ КАЛЯ КАПИ

Köhnə Dərbənd. Qalaqapı qalası

 

“ƏKİNÇİ”: HACI XƏLİL BƏY İSTİSUYUN TƏMİRİNƏ 300 MANAT VERDİ

Стандартный

HƏSƏN BƏY ZƏRDABİ

Quba uyezdinin Xaltan isti suyunun üstə təmirat olmadığına bu çağadək isti suya gələnlər açıq yerə düşüb ziyadə korluq çəkirdilər və oradan kəndlər uzaq olmağına binaən tamam mayəhtacları gərək özlərilə gətirəydilər. Ondan masəva istisuda bircə hovuz var idi, amma keçən il cənab uyezdni naçalnikin sərəncamına binaən dəftər üzü ilə pul cəm olunub, o cümlədən cənab Hacı Xəlil bəy 300 manat verib. Zikr olan məbləğ ilə istisuda bir ev təmir olunub ki, olsun səkkiz bab otaq və təzədən iki hovuz təmir olub. Bu il gnə bir neçə otaq və hovuz təmir olunacaqdır. Ondan savayı orada dükanlar açılacaqdır ki, hər bir məyəhtacı oraya gələnlərə satsınlar. İstisuya gələnlər zikr olan evə kirayə verməyəcəklər.

“ƏKİNÇİ”, 15 fevral 1876

МАРВИН «ЗАБРОНЗОВЕЛ»

Стандартный

ФАТУЛЛАЕВ СЕВ.

14 июня в Спортивном Комплексе «Муссон» города Севастополя завершилось Первенство России по боксу среди юношей 2001-2002 годов рождения. В течение недели за победу в соревнованиях боролись свыше трёхсот тридцати участников. Разыгрывалось восемнадцать комплектов наград.

В этом престижном турнире принимал участие и самарский боксер Марвин Фатуллаев, победитель городского и областного первенств, чемпион Приволжского федерального округа, воспитанник тренера Рамиса Сафаровича Аббасова. О проведенных в первенстве страны боях Марвин Фатуллаев рассказывает сам:

СКР ФАТУЛЛАЕВ 

 «9 июня я боксировал со спортсменом из Севастополя Дмитрием Малютой.  Этот бой я выиграл единогласным решением судьей (3:0) и тем самым вышел в четвертьфинал соревнований. В четвертьфинале моим соперником стал боксер из города Владимира Александр Иванов. В этом бою я тоже оказался значительно сильнее своего противника, поэтому судьи вновь присудили мне победу единогласным решением. В полуфинале я встретился с боксером из Новосибирска Сергеем Клюевым. На этот раз судьи раздельным решением (2:1) отдали предпочтение спортсмену из Сибири. Таким образом я в чемпионате России занял третье место и стал бронзовым призером в весовой категории 54 кг.  Мне также вручили Диплом третьей степени. По итогам первенства меня включили в состав сборной Российской Федерации по боксу. Я, как и другие призеры чемпионата, от организаторов получил памятные подарки.

ФАТУЛЛАЕВ СЕВ, ПЬЕД.

Я, конечно, огорчен, что не стал чемпионом России. Думаю, здесь сыграло свою роль то, что главным судьей чемпионата был представитель Новосибирска. Еще до соревнований, когда мы находились на двухнедельных сборах в Алуште, нам говорили, что боксеров из Новосибирска протаскивать до финала. На сборах главный тренер юношеской сборной России по боксу Д. Волков объявлял лучших боксеров в каждом весе. В весовой категории 54 кг. лучшим был назван я. Но выиграть чемпионат мне не удалось, хотя я лично считаю, что своему сопернику я не проигрывал…»

РАМИС АББАСОВ 1тренер Рамис АББАСОВ

«Лига азербайджанцев Самарской области» поздравляет Марвина Фатуллаева, его родителей, и конечно, тренера Рамиса Аббасова с замечательным успехом. Бронза в российском первенстве – результат очень хороший. А к неудачам, по каким бы причинам они не случались, спортсмену надо быть готовым. Судейские ошибки, судейская предвзятость – все это всегда было и, наверное, искоренить это не удастся. А застраховаться можно только одним способом – быть сильнее своего соперника на голову выше. Чтобы мнения не могли разделиться…

 

“ƏKİNÇİ”: MÜSƏLMANLAR BELƏ İŞƏ BEŞ QƏPİK DƏ VERMƏZDİLƏR…

Стандартный

HƏSƏN BƏY ZƏRDABİ

Bir ildir ki, badkubənin sudebni pristavı erməni Sukyasov min səkkiz yüz manat padşahlıq pulun özünə məsrəf eləməkdən ötrü məhbus olmuş idi.  Bu yanvarın 13-də onun işi qət olan zaman Badkubə erməniləri siyahi üzilə ol məbləği cəm edib suda veriblər. Ona binaən sud onu qulluqdan əzl edib əldən qoyubdur. Bizim müsəlmanlardan belə işə 5 qəpik də verən olmaz.

===============================

Peterburqda təzədən Rusiyada ixtira olunmuş tüfəng ilə əsgərlər məşq edirlər. Onu hava ilə doldururlar, gülləsi 70 arşın gedir və tüstüsü olmur.

===========================================

Andraşinin sülhnaməsini hələ Osmanlı qəbul etməyib. Deyirlər İngilis də təkid edəcək ki, qəbul etsin.

===================================

Daşkənddən yazırlar ki, avtavabaçıbaşı təzədən Acid şəhərində qəzavət üçün 10 000 əsgər cəm etmiş imiş, amma Namanqanda olan rus əsgərləri onları pərakəndə ediblər.

================================

Peterburqda Ştiqlis adlı bir kəs bir milyon manat verib ki, ol məbləğ ilə bir şəkil çəkmək məktəbxanası açılsın.

============================

Tiflisdə dövlət tərəfindən bir məclis bina olunub ki, Qafqazda olan əkin sulamaq adətlərini cəm edib bir qərardad qoysun ki, su xalq arasında doğruluq ilə paylansın.

===============================================

Tiflisdə ermənilər və gürcülər öz dillərində həmişə teatr çıxardıllar, amma bu çağacan onların həmişəlik imarəti yox idi. İndi istəyirlər dəftər ilə pul yığıb teatr üçün imarət təmir etsinlər.

“ƏKİNÇİ”, 18 yanvar 1876

ПРИГОВОР НЕ ВЫНОСИТСЯ…. ВЕСЬ ПОКРЫТЫЙ ЗЕЛЕНЬЮ?

Стандартный

БЕЗЕНЧУК СУД СКР

Сегодня, 26 июня 2015г., в Безенчукском районном суде должен был быть вынесен приговор по делу об убийстве гражданки Азербайджанской Республики Насибы Шахбазовой. Так как до этого судебное заседание два раза переносилось, у меня не было сомнения, что сегодня оно точно состоится. Я созвонился с гражданским мужем убитой Захидом Мехралиевым, который обещал встретить меня в Чапаевске и довезти до Безенчука. Примерно в полдень я на маршрутном такси приехал в Чапаевск и позвонил Мехралиеву. Через несколько минут он подъехал к автостанции, где я его дожидался. Он сразу извинился, сказав, что зря я приехал, так как судебное заседание вновь, уже в третий раз, перенесено по неизвестным причинам. «Из суда позвонили адвокату, ему сказали. Адвокат же мне сообщил не сразу, поэтому я не смог вовремя вас предупредить», — сказал мне Мехралиев…

Адвокат потерпевший стороны – Сергей Васильевич Щеповских. Он взялся за это дело как бы бесплатно, так как служит в одной адвокатской коллегии с нашим соотечественником Эльчином Мамедовым. «Я, конечно, кое-какие деньги ему давал», — мнется Мехралиев. «Обещал, что дам еще. Осенью, когда у меня будет возможность. Теперь не могу. У меня два кредита. Ребенок. Это не так просто… Адвокат же противной стороны очень активен. На меня он нападает. Говорил, что якобы я никто убитой. Хотя я официально признан потерпевшим» — жалуется Мехралиев…

Я – не юрист. Юридических знаний – никаких. Но вряд ли даже хороший юрист поймет, почему по ясному, как божий день, делу вынесение приговора переносится в третий раз. Что мешает госпоже Пирской в течение месяца вынести приговор? Ходят слухи, что идет торг. Но это слухи. Хотя то, что обвиняемая, которая была задержана в первые же часы после совершения преступления и во всем призналась, вот уже в течение полутора лет находится на свободе, наводит на кое-какие размышления…

Прокурор потребовал для обвиняемой девять лет лишения свободы. Тем самым признав крайнюю тяжесть совершенного преступления и степень опасности, которую для общества представляет обвиняемая. Тогда почему до сих пор ее не берут под стражу? Такой ведь человек не только может повлиять на ход следствия. Такой человек может повлиять и на судью, допустим, угрожая ей такой же расправой, которую она учинила над несчастной Шахбазовой. По чьей воле она остается на свободе? Какова цена такой свободы? И затягивание вынесения приговора не связано ли напрямую с ее нахождением ее на свободе?

Очень хотелось бы получить ответы на эти вопросы от профессиональных юристов. Среди наших соотечественников в Самаре несколько десятков человек имеют дипломы юриста. Может, они что-нибудь скажут? Почему никто из них, вообще никто из большой азербайджанской диаспоры Самары никто ни разу не интересовался ходом расследования? Где вы, дежурные патриоты?

Но главный вопрос наш адресован г-же Пирской: Уважаемая судья! Кто или что мешает вам наконец-то вынести приговор?