Daily Archives: 27.05.2015

МОБИЛ НОВРУЗОВ: «ФАРХАДУ ОТКАЗЫВАЮТ В ПРАВЕ ЛЕЖАТЬ В ЗЕМЛЕ ПОД СОБСТВЕННЫМ ИМЕНЕМ…»

Стандартный

Предприниматель, инженер-металлург Мобил Новрузов многие годы был самым близким другом покойного Фархада Мамедова. Они в Куйбышев приехали по направлению практически в одно время, но близко познакомились в девяностые. Даже фирма «Сплав» в свое время создавалась Мобилом Новрузом с партнерами, ему же принадлежит само название. Но это другая история. Я хотел у Мобил муаллима спросить о его последних встречах с другом.

— Когда вы узнали о болезни Фархад муаллима?

— Натиг (доктор Натиг, племянник Мобила Новрузова – Х.Х.) 23 апреля ходил к нему в офис по личному вопросу. Я должен признаться, что последнее время мы с Фархадом почти не общались.

— Был конфликт?

— Ничего не было. Просто он перестал звонить, я тоже… Я почти никогда первым не звонил, он все время занят был…Так мы отдалились друг от друга… И вот он показывает свой телефон Натигу и говорит: дядя твой первый в моем телефоне, а он, мое имя, наверное, удалил…

Потом Натиг мне говорит: слушай, дядю Фархада не узнать. Он страшно похудел. Он мне выписку из истории болезни показал, я так и не понял, какой диагноз. Кажется, дело очень серьезное. Ты позвони ему.

Я сразу позвонил. Я собирался к нему на работу, а он оказался в областной больнице. Придя к нему в палату, я видел, что действительно он изменился до неузнаваемости. Вес потерял. Мы, конечно, рады были друг другу. Мы там долго с ним говорили. Ему не сообщали точного диагноза, но он догадывался. Мы с ним обсуждали возможность поездки в Германию на лечение. Я его успокаивал, напоминал ему собственный пример. Я ведь сам несколько лет назад на грани смерти находился, две сложнейшие операции перенес по онкологии.

После обследований он снова вышел на работу. Но вскоре ему стало плохо и оказался в онкологическом центре. Когда я с ним созвонился, он попросил привезти несколько штук вареных яиц и белый хлеб. Но к моему приходу в палату он уже не в состоянии был кушать. Приняв обезболивающие, он несколько успокоился и даже предложил сыграть в нарды. Играя мы много говорили.

— О чем?

— Да ни о чем серьезном. Шутили. Старые история вспоминали, сплетничали…Но он не мог даже завершить игру. Ему стало плохо…

Состояние его так стремительно ухудшалось, что уже о поездки в Германии речи не шло. Была назначена операция в онкоцентре. Я у него был накануне операции. Он меня просил честно сказать, верю ли, что все будет хорошо. Я ему сказал буквально: «Аллах, который спас и сохранил меня, спасет и сохранит тебя тоже».  Фархада растрогали мои слова, и он их перевел на русский для Светланы (подруга Фархада Мамедова, с которой он жил последние несколько лет – Х.Х.).

МОБИЛ ЛУЧШЕМобил и Ольга Новрузовы во время похорон

— Вообще на религиозные темы он говорил?

— Фархад был светским человеком.

— Мы все светские. Тем не менее, и мусульмане, ислам ведь для нас часть этничности.

— Последние дни у него в палате на холодильнике появились три иконы. Которые, как я понял, очень его смущали. Он, как бы стесняясь, мне сказал: «Мобил, дети вот принесли, поставили. Я не смог им сказать, чтобы убрали, боюсь их обидеть. Они по-своему и молитву читают…»

Я ему сказал, чтобы он не обращал внимание. «У меня в квартире полно икон (супруга Мобила Новрузова русская, верующая православная Х.Х). И Коран у меня есть.  Ничего страшного».

— Фархад Мамедов мог принять христианство?

— Это исключено. Он до последней минуты жизни оставался мусульманином.

— Старший сын его, Руслан, когда принял христианство?

— Если я точно помню, еще в школе. Возможно, ему было шестнадцать лет.

— Как Фархад муаллим воспринял это?

— Очень переживал.

— Вы говорите, что он не был религиозным. Разве не все равно было ему?

— Нет. Многие наши традиции, связанные с Исламом, давно стали национальными. Принимая другую религию, мы частично утрачиваем свою этничность. А Фархад был азербайджанцем до мозга костей. У него в Азербайджане девять братьев и сестер. А сколько племянников и племянниц. Представляете? Как он мог себя отрезать от всего этого? Он любил только азербайджанскую музыку, азербайджанскую кухню. А теперь совершается насилие над памятью этого человека, ему собственным сыном отказано в праве лежать в земле под собственным даже именем…»

Х.Х.

Реклама