Daily Archives: 25.05.2015

ИСТОРИЯ ЛАТИНИЗАЦИИ ПИСЬМЕННОСТЕЙ

Стандартный

Магомет ИСАЕВ

ЛАТИНИЗАЦИЯ ПИСЬМЕННОСТЕЙ

http://genling.ru/books/item/f00/s00/z0000003/st004.shtml

Несовершенство и сложность арабской графики давно были предметом беспокойства многих выдающихся ученых и представителей прогрессивной интеллигенции. Так, на сложность арабского письма обращал внимание еще Ф. Энгельс, который много и серьезно занимался языками, «…персидский — не язык,- писал он в письме к К. Марксу,- а настоящая игрушка. Если бы не… арабский алфавит, в котором то и дело по шесть букв подряд выглядят одинаково и в котором нет гласных, то я бы взялся изучить всю грамматику в течение 48 часов» (Маркс К.., Энгельс Ф. Соч., т. 28, с. 222-223. ).

Из 28 букв арабского алфавита самостоятельное начертание имеют лишь 16, остальные отличаются друг от друга всевозможными диакритическими знаками, что не может не осложнять их восприятие и печатание. К тому же почти все буквы имеют по два-три написания в зависимости от их места в слове: в начале, середине, конце. Для изображения гласных звуков в основном алфавите имеется всего три буквы.

Многие просветители народов Востока прекрасно понимали недостатки арабской графики и вели борьбу за изменение системы письма. «Тысячу раз жаль, — писал выдающийся азербайджанский писатель и мыслитель Мирза Фатали Ахундов (1812 — 1878),- что главные руководители мусульманских народов не могут понять, какую важную роль играет перемена алфавита. Они не могут понять вопроса, который яснее дня. Они согласны с необходимостью провести всякую другую реформу, они согласны проводить железные дороги, телеграфные линии, строить пароходы и всякие сооружения, но не хотят реформировать алфавит, тогда как он является основою всех этих реформ» (Культура и письменность Востока, т. VII-VIII. М., 1931, с. 22.).

В борьбе за реформу письменности участвовали многие просвещенные деятели зарубежного Востока. Так, в Иране это движение возглавляли выдающиеся деятели культуры Мирза Малькомхан, Али Мухамаджан Увейси, Сайд Нафиси.

Малькомхан, в частности, добивался минимального упрощения персидского письма: введения особых букв для обозначения всех гласных персидского языка и раздельного начертания каждой буквы. Но и эти незначительные нововведения натолкнулись на яростное сопротивление реакционного мусульманского духовенства. «Я бился,- писал Мирза Малькомхан,- над этим вопросом более 20 лет, живя в мусульманских странах; я 20 лет искал путей к прогрессу и с каждым шагом находил все новые доказательства того, что исламские народы смогут двигаться вперед по пути прогресса лишь после того, как они решатся приспособить свой алфавит к современной европейской технике» (Там же.).

Более радикальное решение проблемы предлагал иранский ученый Сайд Нафиси. Его проект алфавита полностью базировался на латинской графике. Но и он не был осуществлен, как многие прогрессивные начинания, ни в царской России, ни за рубежом. Лишь в первой социалистической стране стала возможной замена сложных график, недостаточно приспособленных к особенностям конкретных языков.

В 20-х годах многие народы нашей страны перешли на латинизированный алфавит. Первыми выступили ученые Азербайджана, где в 1922 г. был организован специальный комитет во главе с Н. Наримановым для подготовки перехода на новый алфавит. В. И. Ленин придавал большое значение реформе, считая, что «это есть революция на Востоке» (Хинсувпров И. Латинизация-орудие ленинской национальной политики. М., 1932, с. 21.). Вслед за Азербайджаном другие народы также приступили к латинизации алфавита.

В 1925 г. на Второй конференции по просвещению горских народов Северного Кавказа было принято решение о латинизации письменности ингушей, кабардинцев, карачаевцев, адыгейцев, чеченцев. 1 марта 1926 г. по постановлению Президиума Закавказского ЦИКа новый латинский алфавит стал обязательным.

В феврале 1926 г. в Баку состоялся Всесоюзный тюркологический съезд, посвященный вопросам латинизации письменности тюркоязычных народов. В его работе участвовали представители горских кавказских народов Советского Союза. На съезде был создан Центральный комитет нового тюркского алфавита под руководством председателя ЦИК Азербайджана С. Агамалы-оглы (Н. Нариманов умер в 1925 г.).

Спустя два года А. М. Горький с восхищением рассказывал о культурном празднике в Баку, посвященном шестилетней годовщине нового алфавита. «Изумительный старец Самед-ага Агамалы-оглы, президент республики тюрков, инициатор замены арабского алфавита латинским,- рассказывал А. М. Горький,- говорил пламенные речи, как юноша. С законной гордостью он вспоминал, как Владимир Ильич сказал ему: «Латинский алфавит — первый шаг, которым вы начинаете культурную революцию среди тюрков»» (Там же, с. 21-22.). В. И. Ленин не случайно одобрительно отнесся к идее латинизации письменности. Бережное, уважительное отношение Коммунистической партии и Советского правительства к развитию национальных языков и письменности сочеталось с мерами по облегчению сложного для восприятия широкими слоями трудящихся арабского письма.

Комитет проделал большую работу по латинизации алфавитов, а также по созданию новой письменности на основе латинской графики у некоторых малых народностей. В конце 20-х — начале 30-х годов латинизированный алфавит был принят в Азербайджане и во всех республиках Средней Азии, а также в ряде автономных республик и областей.

Как конкретно это происходило, показывают документы по истории культурного строительства в Киргизии. Решение о переходе было принято на областном научно-педагогическом съезде Киргизской автономной области в мае 1925 г.

В конце 1926 г. на пленуме Исполкома Киргизской автономной области было принято следующее решение: «Учитывая полное преимущество нового киргизского алфавита перед старым, арабским, и основываясь на желании широких масс населения, а также учитывая в этом отношении положительный опыт тюрко-татарских республик, признать необходимым скорейшее введение в Киргизской автономной области новокиргизского алфавита» (Культурное строительство в Киргизии (1918-1929). Сборник документов и материалов, т. 1. Фрунзе, 1957, с. 229.). Постепенно к концу 1931 г. арабский алфавит был в Киргизии повсеместно заменен новым, латинским. В этой работе активно участвовал весь народ: создавались кружки и курсы по изучению нового алфавита, собирались добровольные пожертвования.

Такая же картина наблюдалась во всех республиках Средней Азии. Председатель Туркменского ЦИК М. А. Ай-таков, выступая на II сессии ЦИК СССР, говорил: «Введение латинизированного алфавита явилось большим толчком для дальнейшего культурного роста Туркмении. Старый, арабский алфавит теперь окончательно похоронен» (Культурное строительство в Советском Киргизстане (1918 — 1930). Фрунзе, 1963, с. 87.).

Введение нового алфавита сопровождалось острой идеологической борьбой. В Азербайджане кулаки с благословения духовенства расправлялись с сельскими учителями, внедрявшими в своих школах латинскую письменность. Немало случаев террора в отношении «латинистов» было в Узбекистане. Реакционное духовенство объявило противников арабского алфавита каджарами, т. е. «неверными», так как Коран и «имя самого аллаха» были якобы начертаны арабскими буквами божественной силой. Байманапы, духовенство и их приспешники в Киргизии тоже яростно сопротивлялись ликвидации арабского алфавита, якобы «ниспосланного самим Магометом», или стремились «доказать», что с принятием нового алфавита снизится уровень грамотности коренного населения. Переход к латинскому алфавиту, как замечает историк С. Данияров, «нанес сокрушительный удар по мусульманскому духовенству, использовавшему арабскую письменность как орудие духовного угнетения трудящихся киргизов» (Дапияров С. Культурное строительство в Советском Киргизстане (1918-1930). Фрунзе, 1963, с. 87.).

Следует подчеркнуть, что латинизация, составляющая особый этап в развитии письменностей народов СССР, сыграла положительную роль в культурном и социальном развитии многих народов нашей страны. Письмо на латинской основе сменило несовершенную письменность на арабской, древнееврейской, древнеуйгурско-монгольской графиках. Замена графической основы одновременно означала превращение письменности из орудия религиозной пропаганды в орудие социального прогресса. Латинская графика оказалась намного удобнее (чем названные выше) для создания новых алфавитов.

Встает вопрос: почему не был совершен переход сразу на русскую графическую основу, не было ли ошибкой введение латинского алфавита. Для ответа на этот вопрос необходимо себе представить всю сложность проблемы и конкретные исторические условия, подготовившие этот переход.

Потребовалось определенное время для того, чтобы советские народы осознали и почувствовали совершенно новое для них содержание и значение русской графики. Кроме того, в первые годы Советской власти переход на эту графику мог быть истолкован как рецидив старой, русификаторской политики царизма.

Вот почему Коммунистическая партия и Советское правительство поддержали проявленную на местах инициативу по латинизации старой несовершенной письмености и созданию новых алфавитов на базе латинской графики. 7 августа 1929 г. Президиумом ЦИК СССР и СНК СССР было принято постановление о введении нового, латинизированного алфавита. В постановлении за новым латинизированным алфавитом признавалось «особое культурно-экономическое значение» и подчеркивалось, что эта мера осуществлялась в соответствии «с волеизъявлением рабочих и трудящихся крестьян (декхан) народов арабской письменности Союза ССР» (Братское содружество народов СССР (1922 — 1936). М., 1964, с. 383 — 384.). Постановление обязало все государственные учреждения и предприятия общесоюзного значения во всех случаях письменного и печатного применения тюркско-татарских языков пользоваться этим алфавитом, прекратить издание на старом (арабском) алфавите, а вузам и научным учреждениям обеспечить использование нового алфавита в преподавательской работе.

15 августа 1930 г. Президиум Совета Национальностей ЦИК СССР принял специальное постановление по докладу Центрального комитета нового тюркского алфавита. В докладе подводились итоги проведения латинизации письменности за 1927 — 1930 гг. Латинский алфавит, говорилось в постановлении, «одержал полную победу над арабской графикой, охватив 36 национальностей с численностью более 3,5 млн. трудящихся». Латинизация письменности характеризовалась как «мощное орудие культурной революции на Советском Востоке» (Там же, с. 402.). На основе латинской графики издавалось до ста газет, журналов и литература на сорока языках. Отметив ряд недостатков в проведении реформы, было принято решение о переводе комитета из Баку в Москву с тем, чтобы передать его в непосредственное ведение Президиума Совета Национальностей ЦИК СССР. Таким образом, Центральный комитет нового тюркского алфавита, деятельность которого давно вышла за национальные рамки Азербайджана, был в 1930 г. реорганизован во Всесоюзный центральный комитет нового алфавита при ЦИК СССР (ВЦКПА).

Аппарат ВЦКНА состоял из 29 человек и включал четыре производственных сектора: кавказский, тюркско-татарский, угро-финский и технографический. К 1 января 1935 г. в ведении ВЦКНА находилось около 35 местных комитетов нового алфавита. Это была большая и трудная научная и организаторская деятельность.

ВЦКНА явился научно-организационным центром для решения общих и теоретических вопросов в связи с разработкой новых алфавитов. Огромную роль в этом сложном деле играл опыт выдающихся ученых-языковедов. Именно благодаря их знаниям, эрудиции, таланту в короткий срок была проведена трудоемкая и кропотливая работа по изучению фонетической системы, грамматического строя и словарного состава бесписьменных языков. На Северном Кавказе, в Дагестане разработкой алфавита для аварцев, даргинцев, лаков, лезгин, кабардинцев, чеченцев, адыгейцев и других младописьменных народов руководили Н. Ф. Яковлев и Л. И. Жирков. Крупнейшие тюркологи Е. Д. Поливанов, С. Е. Малов, Н. К. Дмитриев, А. К. Боровков, К. К. Юдахин, Н. А. Баскаков внесли свой вклад в разработку письменности для тюркских народностей. Плодотворно работали в области подготовки новых алфавитов для финно-угорских народов Д. В. Бубрих, В. И. Лыткин, для осетин — В. И. Абаев и др.

Серьезную помощь в этой работе оказал академик Н. Я. Марр. Его роль в разрешении вопросов создания литературных языков для бесписьменных народностей и развития письменности у тех народов, где она делала лишь первые шаги, отмечал журнал «Революция и национальности». Одной из крупнейших заслуг Н. Я. Марра, говорилось в журнале, является «вовлечение им в круг лингвистических исследований бесписьменных языков малых народов и народов, угнетенных при царизме» Революция и национальности.. Несмотря на загруженность работой, он руководил многими научными учреждениями. Марр много ездил для собирания материалов на местах, участвовал во многих научныx экспедициях, показывая пример многостороннего изучения живых разговорных языков и диалектов. Важноoe значение имел доклад Н. Я. Марра «Письмо и язык» на I пленуме научного совета ВЦКНА в феврале 1933 г. Большую помощь ВЦКНА оказывали также академики А. Н. Самойлович и И. И. Мещанинов.

Постепенно ВЦКНА и его местные комитеты охватывали все более сложный комплекс проблем, поставленных перед ними развитием языка и письменности народов СССР.

Особо сложным являлся вопрос о письменности на языках народов Севера, которые были почти все бесписьменными.

В XIX в. большая и сложная работа по изучению языков северных народов была проведена группой народовольцев, сосланных на Дальний Восток. В. И. Иохельсон изучал корякский, юкагирский, алеутский языки, В. Г. Богораз-Тан — чукотский, ительменский и ламутский, Л. Я. Штернберг — гиляцкий, айнский и, отчасти, гольдский. Они же составили первые — ценные по фактическому материалу и чуждые духу миссионеров и колонизаторов — словари и грамматики этих языков.

По инициативе Л. Я. Штернберга и В. Г. Богораза-Тана на северном факультете Ленинградского института востоковедения в 1926 г. начали преподавать национальные языки. Вначале был разработан алфавит на латинской основе для эвенкийского языка, а к 1930 г.- и для других основных языков народов Севера. Еще до этого студенты географического факультета Ленинградского университета, работая учителями и секретарями сельсоветов в северных районах, изучали местные языки. В 1930 г. были созданы Институт народов Севера (ИНС) и при нем Научно-исследовательская ассоциация.

Иногда письменность для северных народов создавали сами учителя, работавшие на далеком Севере. В 1928 г. в Хабаровске был издан букварь нанайского языка («Первая грамота»), составленный Н. А. Липской-Вальронд. В 1930 г. в аркинской школе Охогскс-Эвенского национального округа учитель Ткачик составил эвенский (ламутский) букварь на русской графической основе и вел по нему занятия, а в Ногаеве краевед Левин в 1931 г. создал букварь на латинской графике и размножил его в 200 экземплярах. В течение двух лет школы Корякского национального округа вели занятия по этим букварям. Тогда же учителя Корякской культбазы Богданов, Коваленко и Логинов составили корякский букварь.

Научно-исследовательская ассоциация при ИНС привлекла к работе лингвистов, этнографов и студентов. К концу 1930 г. она разработала и представила в ВЦКНА проект единого северного алфавита на основе латинской графики, который был 23 февраля 1931 г. утвержден. В январе 1932 г. на I Всероссийской конференции по развитию языков и письменности народов Севера были обсуждены вопросы создания северных литературных языков, вопросы алфавита, очередные задачи культурного строительства на Крайнем Севере и программы для национальных школ, принят проект создания литературных языков для 14 северных народностей. В мае 1932 г. организовался специальный Комитет нового алфавита народов Севера, а позже — окружные и районные комитеты на местах.

Однако необходимо отметить, что в процессе латинизации алфавитов были допущены ошибки. Создание единого алфавита на латинской основе для большинства народов Севера не оправдало себя и противоречило естественноисторическому развитию тех народов, которые до этого уже пользовались русским письмом. При обсуждении работы Комитета нового алфавита 1 июня 1935 г. Президиум ЦИК СССР обратил внимание на серьезную ошибку, допущенную в его деятельности: были переведены на латинскую графику письменности некоторых народов, до тех пор пользовавшихся русской графикой письма (удмурты, якуты, коми, осетины, калмыки и др.). Комитет нового алфавита возводил латинизацию в «абсолют», считая латинский алфавит «единственно революционным» (Хансуваров И. Указ, соч., с. 21.).

В отчете Восточно-Сибирского обкома ВКП(б) о работе за 1936 г. перед ЦК партии со всей остротой был поставлен вопрос о письменности северных народов, отмечалось, что «единый северный алфавит (EGA), выработанный Ленинградским институтом народов Севера на основе латинского алфавита для всех 26 народов Севера, и единый литературный язык (эвенкийский) — плод явно формалистического творчества» (ЦПА НМЛ при ЦК КПСС. ф. 17, оп. 21, д. 1146, л. 77.). Север буквально «наводнен» латинизированной литературой, особенно на эвенкийском языке, и эти «латинизированные книги некуда девать». Эвенки не могут пользоваться этими печатными изданиями из-за их «искусственного словотворчества» (Там же, с. 77-78.). Говорящие на разных диалектах, но почти повсеместно владеющие русским языком, эвенки разбросаны по огромной территории Советского Севера труппами от 300 до 2000 человек, поэтому проще и целесообразнее для письменности этой народности взять за основу русский алфавит, чтобы облегчить трудящимся эвенкам овладение письменностью обоих языков — родного и русского (ЦПА НМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 21, д. 1146, л. 73.).

11 февраля 1937 г. письменность малых народов Севера была переведена на русскую основу.

Функционирование многочисленных младописьменных языков во второй половине 30-х годов выявило, однако, что не все вновь созданные письменности могут развиваться одинаково. Значительные успехи были достигнуты на языках более многочисленных народов (туркмен, киргизов, кабардинцев и черкесов, карачаевцев и балкар, башкир и др.), а некоторые малочисленные народности вовсе потеряли свою письменность.

Однако отсутствие письма на родном языке не означало для народа отсутствие грамотности вообще, так как все малые народности двуязычны (а иногда и трехъязычны) и широко использовали литературный язык какого-нибудь более многочисленного народа. Приводим таблицу литературных языков, которыми пользуются малые народности и этнографические группы, не имеющие письменности на своих языках.

Таблиц литературных языков, которыми пользуются малые народности и этнографические группы, не имеющие письменности на своих языках
Малые народности Литературный язык
Севера и Сибири
Алеуты Русский
Алюторцы «
Барабинцы Татарский, русский
Долгане Якутский, русский
Ительмены Русский
Камасинцы Русский, татарский
Кереки Чукотский, русский
Кеты Русский
Нганасане «
Негидальцы «
Ороки «
Орочи «
Саамы «
Тофалары «
Удэгейцы «
Чулымцы «
Шорцы Русский, частично хакасский
Энцы Русский
Юкагиры «
Кавказа
Агулы Лезгинский, русский
Айсоры Русский
Андийцы Аварский, русский
Арчинцы «
Ахвахцы «
Балгулалы «
Бацбийцы Грузинский
Бежитинцы Аварский, русский
Ботлихцы «
Будухцы Азербайджанский
Гинухцы Аварский, русский
Гунзибцы «
Годоберинцы «
Дидойцы Аварский, русский
Каратины «
Кистины «
Крызы Азербайджанский
Рутульцы Азербайджанский, русский
Сваны Грузинский
Талыши Азербайджанский, русский
Таты (азербайджанские) «
Таты (дагестанские) Аварский (частично), русский
Тиндинцы Аварский, русский
Удины Грузинский, азербайджанский
Хваршинцы Аварский, русский
Хиналугцы Азербайджанский
Цахуры Азербайджанский, лезгинский
Чамалинцы Аварский, русский
Средней Азии
Бартангцы Таджикский, русский
Белуджи Туркменский, русский
Ваханцы Таджикский, русский
Дунгане Казахский, русский
Ишкашимцы Таджикский, русский
Орошорцы Таджикский
Рушанцы Таджикский, русский
Шугнанцы «
Ягнобцы Таджикский
Язгулямцы «
Прочие
Вепсы Русский
Ижорцы «
Караимы Украинский, русский, литовский
Ливы Русский, литовский

 

Реклама

ЛЕНИН: «Я БЫЛ ОБЕСПОКОЕН СУДЬБОЙ БАКУ»

Стандартный

ТЕЛЕГРАММА Г. К. ОРДЖОНИКИДЗЕ 416

Послать тотчас по прямому проводу

Б а к у 
Орджоникидзе

Серебровский не должен обижаться на тон моей телеграммы: я был обеспокоен судьбой Баку. Серебровского считаю ценнейшим работником. Требую от Вас частой и точной информации об итогах работы по улучшению нефтяного дела в Баку, а равно об итогах внешнеторговых операций. Покажите эту телеграмму Серебровскому.

Пред. СТО Ленин

Написано 18 июня 1921 г.

Впервые напечатано в 1932 г.
в Ленинском сборнике XX