ВЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО УСЛЫШИТЕ ГОЛОС ФАРХАДА МАМЕДОВА…

Стандартный

 К ДНЮ РОЖДЕНИЯ Ф.М. МАМЕДОВА 

С Фархадом Мамедовым я впервые встретился в октябре 2005 года. В его офис, где на днях состоялось с ним прощание, меня привез Ширван Керимов, который к тому времени хорошо с ним был знаком. Нашей газете было чуть больше года, я сам не был профессиональным журналистом, учился на ходу. Но, думаю, запись беседы с Фархадом Агамуса оглы немало расскажет об этом незаурядном нашем соотечественнике, так рано ушедшем из жизни…

 У меня не было диктофона. Его у меня нет и теперь. Записываю дедовским способом, от руки. И пытаюсь запоминать. В любом случае уверен, что люди, хорошо знавшие Фархада Мамедова, в этой беседе обязательно «услышат» его голос…

Так получилось, что приходится текст десятилетней давности приходится набрать заново. Поэтому выложу его частями…

Х.Х.

фархад полад

«ТАК СЛИТНО ПЛИТАМИ ОН ВЫЛОЖИЛ ПРОТОК,

ЧТО МЕЖДУ ПЛИТАМИ НЕ ЛЕГ БЫ ВОЛОСОК»

 

Молодой человек в белоснежной рубашке и при галстуке, глаза которого выражают твёрдость и неприступность, говорит решительно: «Нет»! Говорит он протянутой перед ним руке, которая держит наполненная огненной водой вместительную рюмку.

Такую вот душераздирающую сцену запечатлел единственный плакат, который я заметил на стене, когда шел по незнакомому мне коридору офисного здания ООО «Сплав ЛТД». Мораль этого сюжета так стара, что ели не современный костюм молодого человека, его можно было принять за библейский…

«Что, сотрудники частной компаний тоже пьют?» — спрашиваю я господина Мамедова, когда наконец, оказываюсь ним наедине в его просторном кабинете. «Не без этого. Бывает, что человек, устроив себе по очень важному случаю праздник, остановиться не может. «А как вы у себя добиваетесь дисциплинированности? Известно, что даже очень солидные управленцы выбирают способ простой, дешевый и сердитый. То есть они своих подчиненных стращают, не выбирают при этом выражений». «Начальственным окриком многого не добьёшься», — говорит господин Мамедов. Мы пытаемся добиться всеобщей дисциплинированности и ответственности путем убеждения». Слова «убеждение» и «убеждать» Фархад Агамуса оглы в течение нашей беседы употребит еще несколько раз. Особенно когда я спрашиваю о его двух сыновьях. Старшему Руслану только в январе будет восемнадцать. Он на первом курсе экономической академии. Младший Анар пока в седьмом классе.  «Вы выросли в большой семье. Десять детей – это такая семья даже не большая, а огромная. Вы испытали нужду. Ваши дети растут в совершенно разных условиях. Для них не секрет, что их отец – состоятельный человек. Ведь отсюда нередко совершенно иное отношение к жизни, иные представления о нравственных ценностях. Вас это беспокоит?»  «Я считаю, что для человека важно пройти через серьезные трудности. Для своих детей я их искусственно создавать не могу. Я стараюсь повлиять на них через убеждения. Нет, они у меня не избалованные», — как бы вслух размышляет Фархад Агамуса оглы и в его словах надежды больше, чем самонадеянной уверенности…

Первая ассоциация, которую у многих азербайджанцев «Кюрдамир», это жара. И на самом деле жарче места в Азербайджане не найти. Но вот уроженец этого края по окончании в 1978 году Азербайджанского строительного института местом работы выбрал Куйбышев, город с довольно суровым климатом. «Нет, раньше здесь никогда не был. Только знал, что это большой город с миллионным населением. Мальчик из простой советской семьи, в которой было десять детей, ни о каких поездках даже не мог мечтать. Вот вы называете своего двоюродного брата. Действительно, получается, что мы учились в одном потоке. Но я его не помню. Возможно, мы даже не были знакомы. Для приятельских отношений у меня времени-то особенно не было. Я же работал. Вечерами садился на автобус пятого маршрута и ездил в карадагский район. Там я по ночам дежурил. Семьдесят шесть рублей получал. Сам себя содержал».

Я не стал спрашивать у г-на Мамедова, когда он последний раз ездил на общественном транспорте. Вряд ли помнит. Ездит Фархад Агамусович на «Ауди». Но все, с кем я из более или менее близко знавших его людей разговаривал, утверждают, что г-н Мамедов со своими подчиненными, с теми многочисленными рабочими и специалистами, добирающимися на работу на общественном транспорте, так же прост и доступен, каким он был в начале своей строительной карьеры…

«Начинал я мастером в 11-ом тресте. Строил хорошо вам знакомый Белый дом. Потом стал прорабом, дальше начальником участка. Областную клиническую под ключ сдали. Это звучит так просто. Но надо представить себе, что это тридцать три объекта! Но с областной клинической больницей связан один из печальных эпизодов моей жизни. Мой отец Агамуса Исмаил оглы, кстати, участник войны, болел сахарным диабетом. Я привез его сюда на лечение и положил в областную клиническую больницу. Там же он умер. И судьба распорядилась так, чтобы это случилось в день сорокалетия победы… Нет, до моего карьерного роста он не дожил. Мать, может, успела порадоваться за меня. Она умерла в 1990 году. Алмаз ее звали… У нас в семье почти все выучились. Есть учителя. Брат Чингиз кандидатскую защитил…»

«На родине бываете?» «А как же? И не только в Кюрдемире. Покойная мать была родом из Шамахы. Там и ныне есть много родни. Их обязательно навещаю. Езжу в Гянджу, Бейлаган – оттуда родом мои близкие друзья». «А родной институт посещаете?» «Обязательно. И детей беру с собой. Вожу их по институту, фотографируемся». «Что для них Азербайджан?» «Азербайджан для них родина отца», — говорит г-н Мамедов, словно удивившись моему вопросу. «Азербайджан для них родина тоже, как и Россия», — добавляет Фархад Агамусович и в его словах опять же больше надежды, чем убежденности. Родину не выбирают, за других, если даже эти «другие» твои собственные дети, это тем более нельзя делать…

Он уже забыл поданный секретарем большой лист белой бумаги, на котором он пытался наглядно показать мне что такое «законченный цикл производства». Не имея малейших знаний о строительных работах, я это представляю теперь так: ОО «Сплав ЛТД» на выделенном ему земельном участке начинает рыть котлован и через некоторое время тут возникает, например, первый в Самаре ресторан «Макдональдс», или уже ставшая достопримечательностью радиобашня, или гимназия «Перспектива», школа на Черемшанской, жилые дома по проспекту Маркса, по ул. Вилоновской, Ленинской, Чапаевской, Некрасовской, Енисеевской… «Сплавом» же реконструированы Дворец культуры железнодорожников, терапевтический корпус дорожной клинической больницы. Только в прошлом году строительных работа выполнено на 150 миллионов рублей… «Фирму мы создали в 1995 году на базе того же 11 треста. Когда говорим «мы», имеем в виду своих единомышленников.

Сначала строили только коробки. Теперь все без исключения работы выполняем сами. Строим здания любого назначения: детские сады, школы, рестораны, производственные помещения. И морг довелось строить…»

На минуту он задумчиво молчит. Тихо не только в кабинете, во всем офисе не слышно ни единого звука. Возможно, для таких деловых интерьеров и живность подбирается молчаливая и не хлопотливая – тут трудно представить себе собаку или кошку. В большом аквариуме за широкой спиной гендиректора лениво обходит свои водные просторы большая пятнистая рыба с сытыми взглядами. Такой же аквариум с такой же зажравшейся рыбой я видел в зеленом, похожем на оранжерею зале, где располагаются проектировщики. Если этим рыбам и что-то грозит – так это смерть от ожирения или мирная старость. Вокруг ни щук, ни тем более акул… Чего не скажешь о рынке строительных работ. Как все удается этому широкоплечему, среднего роста мужчине с довольно редкой для уроженцев равнинного Азербайджана светлой кожей? «А как вы получаете подряд?» — задаю я практически безответный вопрос. Какой гендиректор в наше время на него ответит? «Подряды нам просто дают, потому что у нас есть определенная известность. За десять лет у нас сложилась определенная деловая репутация и ею мы дорожим. У меня сегодня около пятьсот человек. Среди них немало высококвалифицированных специалистов.  Есть люди, которым я доверяю и которых называю, как я уже говорил, своими единомышленниками. Могу назвать Мотыгина А.В., Бамбурову М.Е., Мартынова В.В., Поваляева А.И., Чеснокова В.Н., Хорякова С.И. Но уважение заслуживает каждый, кто вносит свой вклад в наше общее дело». «А соплеменники наши у вас работают?» Сотрудников и рабочих я никогда не подбирал по национальному признаку. У нас главные критерии при трудоустройстве – это квалификация и ответственность. Конечно, когда азербайджанцы ко мне обращаются, я им никогда не отказываю. Среди них ест ь прекрасные работники. Они трудятся хорошо и соответственно зарабатывают. Беда многих наших соотечественников в том, что приезжают сюда, не обладая никакой специальностью. Некоторые берутся ща работу, которой, как потом оказывается, не могут справиться. А помочь я всегда готов.

Все, что происходит на Родине, мне близко. Теперь вот очень переживаю, когда узнаю о предвыборных волнениях в Баку. Родина всегда со мною и при мне. Когда есть свободная минута или нахожусь в машине, слушаю азербайджанскую музыку…»

«Теперь, когда для этого у вас есть все возможности, наверное, ездите по миру?» «Не так часто, но езжу. В 1994 году в Англии побывал. А два года назад проехался по странам Скандинавии. Работа требует моего постоянного присутствия. Отдыхать люблю в домашних условиях, тем более жена Ольга Юрьевна хорошая хозяйка. У меня есть давний друг, Новрузов Мобил, он в одно со мной время сюда приехал. Он инженер в «Металлурге», вот мы с ним по субботам собираемся на даче и балуемся кушаньями из настоящих домашних цыплят. Нет, выпить только по особым случаям и немного…» Тут я вспомнил увиденный в коридоре плакат. «Скажите, а от советского стиля управления что-нибудь взяли?» «В этом стиле, как вы выражаетесь, было немало хорошего. Например, оперативные совещания по понедельникам. Я их тоже провожу. Или вот объезд всех строительных объектов по субботам. Это очень эффективно. А что касается излишнего забюрокрачивания, конечно, я с этим согласен. В советское время надо мной сидел и бы начальники четырех уровней. А мне они не нужны…»

По стенам приемной и самого кабинета висит большое количество сертификатов, поздравительных адресов, дипломов. Только по ним легко можно сделать вывод, что сам Фархад Мамедов нужен многим. Своей огромной строительной мощью и немалыми финансовыми возможностями, связями, авторитетом, репутацией. Хочется думать, что именно об этом последнем, о репутации, некогда мечтал усталый студент, возвращающийся с ночного дежурства в переполненном бакинском автобусе пятого маршрута и ею же больше всего в настоящее время дорожит.

«Он розе пурпурной даст пурпур и меж гор Скале железом даст китайский узор, — сказано Низами о влюбленном строителе Фархаде. Надеемся, и у жителей Самары хотя бы часть из многочисленных зданий, возведенных тезкой героя великого Низами, не только своей безупречной функциональностью, но и несомненными эстетическими достоинствами вызовет пусть не такие высокопоэтичные, но все же самые высокие оценки…  

 

 ГАЗЕТА «ОЧАГ», ОКТЯБРЬ, 2005

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s