ЖИЗНЬ РАМИСА АББАСОВА: ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ДРАМА

Стандартный

РАМИС АББАСОВ кол. 2 цв

Возможно, в наступившем году последний раз у россиян последний раз был длительные новогодние каникулы, которые завершились одиннадцатого января законодатели хотят их значительно сократить. Кто из наших соотечественников как эти каникулы проводил, конечно, точно нам не известно. Дети, конечно, отдыхали. Что касается взрослых, то, учитывая специфику тех сфер, в котором занято большинство самарских азербайджанцев, имеется в виду, конечно, в основном мужчины, то они, надо полагать, работали и в праздничные дни. 11 января, в воскресный день, им все представилась возможность хорошо отдохнуть и приятно провести время в компании замечательного нашего соотечественника, уроженца героического села Садарак, мастера спорта по боксу и известного тренера Рамиса Сафаровича Аббасова. Не все, к сожалению, воспользовались этой возможностью, но в актовом зале Дома дружбы народов свободных мест почти не было.

Ваш корреспондент летом минувшего года встречался с Рамисом Сафаровичем в боксерском клубе, который создан нашим соотечественником, где он тренирует детей бесплатно. Тогда бесед продлилась ровно два часа, то есть через два часа пришлось прервать невероятно интересный разговор, потому что Рамис муаллима ждали его подопечные в зале. Тогдашнее интервью опубликовано в нашей газете. Но очень хотелось продолжить ту беседу, так как многое тогда осталось недосказанным, некоторые вопросы просто я не успел задать. Идея встречи с тренером прежде всего связана была с этим обстоятельством. К тому же одно дело интервью в газете, а другое дело живое общение с человеком, при котором обо всем можно спросить, получить советы, учитывая, что Рамис Сафарович педагог многолетним стажем.

Мероприятие началось показом записи боя, который азербайджанский боксер Вугар Алекперов на Олимпиаде в Сиднее провел в местным спортсменом Полом Мильнером. Эту встречу Вугар выиграл по очкам, вышел в следующий круг, в итоге завоевал бронзовую медаль олимпийских игр. Кадры, запечатлевшие незабываемые олимпийские баталии в далекой Австралии, заменил телевизионный фильм о Садараке, в котором разные люди рассказывают об истории села, о версиях этимологии его названия. В фильме показаны исторические памятники, сельское кладбище, где похоронены близкие самые близкие люди Рамиса Сафаровича, в том числе мама. Помню его эмоциональный рассказ о смерти мамы. На похороны он не успел. Посещать могилу матери ему пришлось под покровом, а добирался он до кладбища безопасными тропами в сопровождении родственников, так как шла война и Садарак интенсивно обстреливался с территории Армении…

После показа фильма слово было предоставлено Рамису Аббасову, который тепло поблагодарил своих соотечественников за приглашение, за «такой теплый прием», который, по его словам, в значительной мере был для него приятной неожиданностью.

РАМИС за столом

«Да, это Садарак, село, где я родился, где жил до семи лет. Село, конечно, теперь сильно изменилось. Этой школы, которую вы видели на экране, при мне, конечно, не было. Была одноэтажное, приземистое глиняное здание. И дома были очень скромные. У нас тоже был маленький глиняный дом. Потом уже, когда отец стал бригадиром работать, мы начали строить новый дом.

Теперь я хочу рассказать вам о том, как я оказался в Куйбышеве. Вы сами знаете, что в Азербайджане в сельских семьях всегда было много детей. И в нашей семье было много детей. У меня было четыре брата и четыре сестры. Девять детей. Сами понимаете, моим родителям не просто было содержать такую большую семью. Мой родной дядя Махмуд, который жил в Куйбышевской области, решил помочь своему брату, то есть моему отцу. И предложил забрать меня сюда, в Куйбышев. И вот когда мне было восемь лет, он меня забрал сюда. А работал он в ГАИ Исаклинского района, жил в однокомнатной квартире. Жена у него была русская, к моему приезду у них был один ребенок, потом родились еще двое.

Я хочу сказать, что до меня дядя Махмуд забрал в Куйбышев еще одного племянника, моего двоюродного брата, сына дяди Гафара Зульфигара, который, как вы наверняка знаете, потом стал известным боксером и арбитром международной категории. Но когда я сюда приехал, он жил не у дяди, а в городе Куйбышеве в интернате.

Что я могу сказать по этому поводу? Конечно, со стороны дяди Махмуда это был настоящий подвиг взять в семью еще одного ребенка. Ведь он сам жил в стесненных условиях, всего одна комната, свой маленький ребенок. К тому же когда сюда попал, по-русски знал только два слова: «да» и «нет». Сами понимаете, не легко было супруге дяди.

Как я уже сказал, меня сюда забрали после первого класса. Но так как русским языком я совершенно не владел, я повторно пошел в первый класс. Первое время, я не буду скрывать, было не просто. Меня ребята в школе встретили не очень тепло – неизвестно откуда приехал, главное, русского языка не знает. Ну, что тут объяснять, дети есть дети. Была агрессия, обижали. я начал осваивать русский язык».

Отвечая на вопрос Ширвана Керимова «А как супруга дяди к вам относилась?», Рамис Сафарович сказал, что испытывает к Любови Николаевне только чувство благодарности. «Ей было очень трудно, это надо понимать. Маленькая квартирка, свой ребенок, потом родились еще двое. А тут еще один, приемный. Конечно, всякое бывало. Дядя ведь не часто бывал дома. Он был гаишник, постоянно вызывали на место аварии по всему Исаклинскому району. Ну, бывало, что у Любови Николаевны не выдерживали. Я обижался, из дома даже уходил… Но теперь, смотря на все это взрослыми глазами, я испытывают к тете только благодарность и говорю ей спасибо за то, что обо мне заботилась как о собственном ребенке».

«После шестого класса я поступил в шестой интернат в Куйбышеве. А в восьмом классе перешел в четвертый интернат, где до меня учился Зульфигар.

Теперь я хочу немножко рассказать о Зульфигаре. Со своим двоюродным братом у меня тесных отношений не было по определенным причинам. Он был на десять лет старше меня. Раньше сюда приехал. Первые годы я жил в Исаклах, а он в то время был уже в Куйбышеве. Время от времени я дядю просил, чтобы он брал с собою, когда ездил в Куйбышев с отчетом. И дядя сажал меня на мотоцикл, вы знаете, что тогда гаишники ездили на мотоцикле, у него был «Урал». И здесь дядя водил меня в зал, где тренировался Зульфигар.

У вас, наверное, возникает вопрос: а как мы увлеклись боксом? Дядя Махмуд не был спортсменом, но бокс очень любил. Азам бокса нас с Зульфигаром учил тоже он. Он собирал в Исаклах мальчишек и занимался ими. И дома, бывало, что надевает лапу и давай бить. Занятие боксом мне помогло выживать в интернате, где были суровые взаимоотношения… Я очень благодарен дяде за то, что он меня так настойчиво настраивал меня заниматься спортом…»

«Зульфигар очень рано стал значительным боксером. В 1971 он завоевал звание чемпиона СССР среди молодежи, и это был большой шаг.  Зульфигар был включен в сборную СССР для участия на олимпийских играх. Но на сборах за нарушение спортивного режима был исключен из сборной. Но брат не пал духом. В последующем он два раза становился чемпионом России и еще один раз чемпионом спартакиады народов РСФСР. В 1972 Зульфигар выиграл международный московский турнир. У Зульфигара была особая манера боксировать, его любили за уклоны вправо и влево, за неожиданные эффектные удары. Еще одну особенность его хочу отметить. Зульфигар мог долго не тренироваться, потом выйти на ринг и провести качественный бой. Однажды тренер Моршинин попросил Зульфигара участвовать в турнире, когда брат не тренировался уже лет пять. Зульфигар не отказал известному тренеру и показал хороший результат.

Конечно, он чувствовал свою особую одаренность, с чем, возможно связаны были издержки его поведения в отдельные периоды жизни. Но за свою короткую жизнь он добился многого, стал международным арбитром, авторитет которого признавался в боксерском мире, многие годы трудился в качестве педагога в техническом университете…

Что касается меня, закончив выступления на ринге, я стал тренером. И как человек, уже многие годы работающий с молодыми ребятами, обращаюсь к родителям, которые есть в этом зале: приводите своих детей в секции бокса, это прекрасный спорт и отнюдь не травмоопасный, как некоторые ошибочно думают».

«Я лично считаю, что самое главное для человека – это его здоровье. Все остальное только тогда приносит радость, когда человек здоров».

«Знаете, мне немножко неловко, что я с вами разговариваю по-русски, потому что понимаю, что для многих из вас общение на азербайджанском привычнее и удобнее. Но, к сожалению, я не владею родным языком. Как же это произошло? Так получилось, что, приехав с дядей сюда, в Куйбышев, я долго не ездил родителям. У родителей не было возможности сюда ехать, а дядя все время был занят. Работа в ГАИ отнимала почти все его время, а он еще учился в высшей милицейской школе. В конце концов родители там забеспокоились, стали писать, звонить, что же с ребенком, что хотят меня видеть. И дядя меня самолетом отправил на родину. Это было через семь лет. Я летел рейсом Куйбышев-Ереван, потому что в Садарак из Еревана было близко. Там меня отец должен был встретить. Но что-то они там неправильно поняли телеграмму, он раньше приехал меня встретить, а когда меня в аэропорту не оказалось, он уехал домой. Я прилетел в Ереван – а меня в аэропорту никто не встречает. Ну, меня забрала милиция. Определили в какой-то интернат. Я там провел несколько дней. Конечно, тяжело все это было. Ну, потом как-то нашли отца, сообщили ему, и он приехал и забрал меня. И вот уже дома, когда оказался среди своих, понял, что я азербайджанский язык забыл, не могу общаться с матерью без переводчика… Она, конечно, плакала…»

«Три года назад ездил в Баку, гостил у родственников, жил у сестры. И та же проблема. Сестра русским языком не владеет. Разговаривали с помощью ее мужа… Такая вот драма. Но несмотря на незнание азербайджанского языка, я в каждом из вас чувствую брата…»

Вопрос от Рамиза Гусейнова: «Какой подход вы предпочитаете на тренировках?»

«Я достаточно серьезно увлекаюсь физиологией человека. Высшее образование я получил в Волгоградском институте физической культуры. Тогда я специально посещал курсы по физиологии. И в работе с ребятами я особо сосредоточиваюсь на этом. Для боксера, как и любого другого единоборца, важно уметь управлять собою – своим телом, собственными эмоциями. На ринге каждый боксер испытывает волнения, исход боя в значительной мере зависит от того, кто из соперников лучше справился с этими волнениями. Тело спортсмена представляет спортивную машину и ее надо содержать в идеальном состоянии. Если всего этого нет, боксер на ринге не выдерживает трех раундов, хотя на тренировках он может прекрасно держаться даже все двенадцать раундов.

 

 

(НЕПОЛНЫЙ ТЕКСТ)

Реклама

Обсуждение закрыто.