Monthly Archives: Февраль 2014

УБИЙСТВО НАСИБЫ ШАХБАЗОВОЙ: УБИЙЦА ВНОВЬ ЗА ПРИЛАВКОМ

Стандартный

СЕЛО ОСИНКИ

26 февраля 2014 года мы встретились с Захидом Миралиевым, мужем Насибы Шахбазовой, которая была зверски убита 7 февраля в с. Осинки Безенчукского района. От него узнали некоторые подробности произошедшего. Многое в этой кровавой истории ошеломляет. Но самое возмутительное то, что женщина, совершившая этот бесчеловечный акт, отпущена на свободу…

 Предлагаем вашему вниманию часть беседы с Захидом Миралиевым.

— Когда произошло убийство? 8-го?

— Нет, седьмого вечером. Восьмого утром нашли труп. Примерно в половине одиннадцатого.

— А где вы были в тот вечер?

— Днем седьмого я был дома. Ближе к вечеру ушел – я ночами занимаюсь частным извозом.

— Жена оставалась одна?

— Да. Утром я стал звонить ей, но она не ответила. Приехал домой. В Осинках у меня однокомнатная квартира. Подошел к двери, посмотрел на замочную скважину и у меня возникло подозрение.

— Почему на замочную скважину посмотрели?

— У нас с женой на двоих один всего ключ был. До моей женитьбы на Насибе эту квартиру я сдавал. Когда я женился, квартирант ушел, забрав с собою ключ. Я ее просил, чтобы, когда меня нет дома, особенно на ночь, ключ она оставляла в скважине, повернув на полтора оборота. Думал, мало ли что, вдруг квартирант объявится со своим ключом.

— И что вы решили?

— Ну, подумал, что может, она мусор вынесла. Далеко она не могла уйти, потому что русским языком она практически не владела и плохо тут ориентировалась. Подождал некоторое время. Она не появилась. Позвонил в милицию. Мне сказали, чтобы я сломал дверь.

— И вы сломали дверь?

— Да. Зашел и чуть не в обморок упал. Вся квартира, даже потолки, была в крови…Она лежала убитая… Не просто убитая. Она была вся изуродована…Глаза  выколоты…

Потом меня задержали…

— Где?

— Там же…

— А кто вызвал милицию?

— Я вызвал…

— И что с вами сделали?

— Меня в милиции продержали двое суток. Не в подвале, а в отделении…Потом отпустили…Нашлись свидетели, которые заметили же у гаражей, которая потом вошла в подъезд. Сосед, который находился на балконе, видел собственными глазами. То есть подозрение сразу пала на Таню, на месте преступления долго не могли найти никаких улик…

— А кто Таня?

— Она из Чапаевска, на рынке торгует. Ей сорок два года…

— У вас с ней были близкие отношения?

— Это нельзя назвать близкими отношениями… Я некоторое время с ней встречался…Знаете, у меня два года назад умерла жена. От рака. Тоже Таня ее звали…А ту Таню, которая из Чапаевска, я знал, потому что ее возил время от времени. Она одно время мне с кредитами помогла…Но я с самого начала ее предупреждал, что жениться на ней не собираюсь…

— После того как вы женились на Насибе, Таня вам не устроила скандал? Вы с ней продолжали встречаться?

— Встреч таких не было. Виделись… Скандала не было. СМС получал с неизвестного мне номера.

— Что писали?

— Мол, зачем хорошую женщину променял на черномазую… Я написал ответ, мол, не ваше собачье дело, но номер не работал…

— Как вы  женились на Насибе?

— После смерти жены  осталась дочь Сабина, ей одиннадцать лет.

— Где она в настоящее время?

— У тещи, Валентины Михайловны. Замечательная женщина. Когда я был женат на Тане, мы жили у нее. После Тани я продолжал жить у тещи. А свою квартиру сдавал. Когда женился на Насибе, переехал…

Я считал, что дочери нужна мать. Меня на родине давно хотели женить. Показывали разных девушек. Только Насиба мне понравилась.

— Кто вас познакомил?

— Оказалось, что мы дальние родственники…Она была красивая, чистоплотная… Очень хорошая хозяйка… Сабина очень быстро ее полюбила, хотя общаться им между собою было не просто. Сабина азербайджанским не владеет, а Насиба по-русски почти не говорила…

— Как удалось установить убийцу?

— Недалеко от дома жильцы увидели машину Тани. В квартире она улик почти не оставила, зашла она туда в бахилах и перчатках…

— Это вам в милиции так говорят?

— Да. Сказали, что ничего найти не удается. Потом вроде в ванной что-то нашли…

— Она призналась?

— Да, она дала признательные показания.

— Где она теперь? Арестована?

— Она была задержана. Но потом ее отпустили. Теперь на свободе. Торгует на рынке…

— Как же так? Ворвалась в чужую квартиру, зверски убила ни в чем не повинную женщину – и на свободе?

— Мне в милиции говорят, что якобы она оборонялась… Была самооборона…

— От кого она оборонялась? От беззащитной женщины?

— Так милиция говорит…Ходят слухи, что она наняла адвокатов, собирает деньги на подкуп…

— Семья у нее есть?

— У нее есть дочь, ей двадцать три года. И сын, восьмилетний.

— Большая разница в возрасте. У них разные отцы?

— У нее было три мужа. Говорят, что второго мужа, от которого сын, она отравила, подмешав в водку какую-то кислоту…

— Вы об этом знали, когда с ней встречались?

— Не знал. Теперь поползли слухи…

— А третий муж?

— Третий муж сидит. Якобы за убийство своего отца. Хотя, опять же по слухам, своего свекра убила она. Напоила мужа, пока он лежал пьяным, убила свекра. Убийство повесили на мужа…

— Слушайте, вы привезли жену из Азербайджана. Молодая женщина, никогда ранее в России не жившая. Русским языком не владеет. И вот вы ее на ночь оставляете в квартире одну. Почему хотя бы не заменили замок?

— Я собирался…Руки никак не доходили…

— А почему у вас брак не зарегистрирован?

— Я гражданин России, я хотел здесь зарегистрировать. Думал, соберу все документы и сразу подам и на гражданство. Все откладывал…

— Вот вы сами отвезли тело покойной жены на родину. Не страшно было? Ведь ее семья могла бы разорвать вас на куски.

— Я готов бы ко всему. За свою жизнь не боюсь, рано или поздно все равно нам умереть…Я на своей машине ее отвез. Доехал до ее села, это Моллаазизли Саатлинского района. Там мне посоветовали не ходить на кладбище, не присутствовать на похоронах. Я послушался… Потом в течение всех семи дней на поминках присутствовал. Мне никто дурного слова не сказал…

— А кто у нее там?

— Отец умер. Мать, семь сестер, все замужем. Братья…

— Что вы собираетесь делать?

— Я в Азербайджане взял доверенность, чтобы представлять интересы Насибы. Это потому, что официально наш брак оформлен не был. Буду делать все, что смогу, чтобы установили убийцу и наказали…»

 

                             ПОСЛЕСЛОВИЕ

 

У нас, у азербайджанцев, некогда было устоявшееся и никогда не нарушаемое правило: перед тем, как дать согласие на замужество дочери, ее родители, близкие родственники проводили  основательную разведывательную работу – изучали имущественное, образовательное положение жениха, его родословную. Если жених был  из отдаленных мест, старались точно установить, не был ли он раньше женат, какая у него работа, сможет ли содержать семью, имеет ли отдельный дом или квартиру, если нет, каким характером обладают его родители и  т.д. За последние десятилетия, конечно, люди изменились, традиционный уклад жизни значительно разрушен. И судя по тому, с какой легкостью порою выдают замуж девушек их родители практически за людей, мало им знакомых, тот обычай, который мы попытались описать, тоже ушел в прошлое или мало кем соблюдается.

Многие молодые люди решают жениться после длительного пребывания в России. За это время, как правило, некоторые имеют устойчивые связи с местными женщинами, некоторые даже состоят в браке. По тем или иным причинам часть из них начинает жизнь как бы сначала, едет на родину и женится там «на своей». Мы, конечно, обобщать не намерены, но многие родители с готовностью отдают своих дочерей за «российских женихов», несмотря на то, что многие из этих женихов уже не молоды, у иных в России имелись жены или любовницы и даже дети. Немало людей в Азербайджане, которые охотно верят в мифы о российских азербайджанцах. Считается, что все они с деньгами, имеют бизнес, обязательно квартиру…

Думается, мама, сестры, братья Насибы Шахбазовой ужаснулись бы, увидев депрессивного вида здание в с. Осинки, некогда построенное для работников совхоза. И однокомнатная квартира в этом дому, в которой она была убита, наверняка тоже не веселила бы душу…Каким себе представляла Россию, свою будущую жизнь в этой стране Насиба – можно только догадываться. Вряд ли такой, какой она оказалась…То, что муж вдовец, она, судя по всему, знала. С девочкой у нее сложились теплые отношения. Видимо, она действительно была создана для семейной жизни…Надо полагать, что она мечтала о собственных детях. Вполне возможно, что к моменту убийства она была беременна – это установит медэкспертиза…Можно представить, как ей, особенно первые дни и даже первые недели, было тяжело в той жуткой квартире. Особенно когда муж уходил зарабатывать деньги, к тому же вечернее и ночное время…С трудом верится, что ее семья, мама, братья, согласились бы на ее брак с человеком из России, если бы им хорошо известны были условия, при которых ей предстоит жить…Или все равно согласились бы? Ей было тридцать два года, в таком возрасте девушка в Азербайджане, особенно в сельской местности, считается безнадежно старой девой. И радуются, когда появляется вдовец или средних лет мужчина, уставший от беспорядочной, в том числе и в половой сфере, жизни…Невинные, чистые девушки снаряжаются в долгий путь,  чтобы преобразовать потрепанных, видавших виды мужчин…

За последние тридцать лет население Азербайджана стало весьма мобильным. Люди уезжают в разные страны, в основном соседние и на заработки. Но мобильность стала привилегией исключительно мужчин. Едут семейные мужчины, оставляя своих жен дома. Едут молодые, холостые парни, а девушки остаются. Часть этих парней в России женятся на местных девушек или длительное время сожительствуют. А девушки в Азербайджане, особенно в сельской местности, тем временем безнадежно стареют, превращаются в старых дев. Когда им за тридцать или под сорок, иные из них рады выходить за пожилых  вдовцов, за разведенных с несколькими детьми, лишь бы переменить незавидную судьбу старой девы, которая вынуждена жить в семье брата или других близких родственников в положении прислуги…

Трагедия, подобная той, которая произошла с Насибой, случается не с каждой… Тем не менее, родителям, если собственные их дети им дороги, должны быть чрезвычайно осторожными, когда жених живет в другой стране и собрать о нем точную информацию практически невозможно. Бесчеловечно отправлять родную дочь или сестру в неведомую страну с малоизвестным человеком как живой товар…Не секрет, что многим азербайджанкам в России уготована незавидная судьба. Это практически жизнь в четырех стенах, отсутствие общения с кем бы то ни было, долгие месяцы, а то и годы разлуки с самыми близкими…

Смерть всегда ужасна. Насильственная смерть вдвойне ужасна. Насиба, эта невинная душа, так и в свои тридцать два года не успевшая пожить  и испытать настоящее женское счастье, в течение нескольких минут испытала адские страдания. Надеемся, что справедливое возмездие рано или поздно настигнет того, кто эти страдания ей причинил…

 

 

 

SƏMƏD HÜSEYNOVA BAŞSAĞLIĞI

Стандартный

КААБА

«Samara vilayəti azərbaycanlılarının Liqa”sının İdarə heyətinin üzvü Səməd Hüseynovun anası Əsmətel xanım Culfa rayonunun Milax kəndində vəfat etmişdir. Bu münasibətlə dostları və həmkarları Səməd bəyə dərin hüznlə başsağlığı verir və dərdinə şərik olurlar.

СКОРБИМ, ПОМНИМ…

Стандартный

ХОДЖАЛЫ 3

ХОДЖАЛЫ 2

ХОДЖАЛЫ26 февраля 2014 года «Лига азербайджанцев Самарской области» провела траурное мероприятие, посвященное очередной годовщине ходжалинской трагедии. С докладом выступил Самир Бабаев. После просмотра документального фильма состоялся обмен мнениями.

ПРОСИМ НАЙТИ УБИЙЦУ НАСИБЫ ШАХБАЗОВОЙ

Стандартный

СЕЛО ОСИНКИ

«8 февраля 2014 года  в Безенчукском районе был обнаружен труп 32-летней азербайджанки. Тело женщины было найдено в 11:30 в квартире по ул. Комсомольской в с. Осинки, где она проживала у своего сожителя», — так скупо сообщалось некоторыми СМИ еще десятого февраля. Как позже было установлено, убитой является Шахбазова Насиба из Саатлинского района Азербайджанской республики. Мужчина, который в сообщении называется «сожителем», на самом деле был мужем покойной, но их брак был оформлен только по религиозному обряду. По не уточненным сведениям, Миралиев Захид Ханбала оглы пока не подозревается в убийстве и находится на свободе. Местная женщина, имевшая  длительную любовную связь с Миралиевым, на которую первые же дни пало подозрение, позднее была выпущена на свободу.

В «Лиге азербайджанцев Самарской области» есть озабоченность тем, что за то немало время , которое прошло со времени убийства соотечественницы, следствие совсем не продвигается или о его продвижениях почему-то умалчивается. Совершено зверское убийство ни в чем не повинной женщины, произошло это среди бела дня, при желании можно найти массу свидетелей, не говоря уж о явных уликах, оставленных непрофессиональным убийцей. Мы просим все правоохранительные органы не только Безенчукского района, но и Самарской области со всей серьезностью отнестись к совершенному бесчеловечному преступлению, раскрытие которого послужит хотя бы слабым утешением для родных и близких Насибы Шахбазовой.

СКОРБНАЯ ГОДОВЩИНА

Стандартный

Xocali_240211

26 февраля 2014 года «Лига азербайджанцев Самарской области» про  в Доме дружбы народов проводит траурное мероприятие, посвященное очередной годовщине ходжалинских событий. Начало: 19.00

СПОРТИВНЫЕ И МУЗЫКАЛЬНЫЕ БРАТЬЯ

Изображение

ГУСЕЙНОВ ХАЯЛ ГУСЕЙНОВ ГУСЕЙНБратья Гусейн и Хаял Гусейновы. Оба занимаются спортом. Младший еще азербайджанскими танцами.  Гусейн двукратный чемпион Самарской области. (подробно — в очередном номере «Очага)

 

21 FEVRAL — BEYNƏLXALQ ANA DİLİ GÜNÜDÜR

Стандартный

        ANA DİLİ…  BƏS BALA DİLİ?

 

“Bu şaxtalardan təngə gəldik. Çıxıb gedəsən Azərbaycana… Ora qışda da istidir…”

Bu qış, əlbəttə, ora da isti deyil, ancaq Samaraya baxanda, əlbəttə, istidir – indi küçədə şaxta iyirmi dərəcədən çoxdur. On iki yaşlı dünya gözəli Məsmədə astma var, bərk soyuqlarda əziyyəti artır, ancaq dərsi buraxmır. Bacısı Sevillə o, “Samara vilayəti azərbaycanlılarının Liqası” nəzdindəki bazar günü məktəbinin ən “qocaman” şagirdləridirlər. Ataları, Xanlar törəməsi Rövşən Musayev, həmişə vaxt tapır ki, iki qızını Azərbaycan dili dərsinə, böyük qızını isə ara verməyən idman yarışlarına aparsın – Stella qaçışla məşğul olur. Atası Məsməyə Naxçıvanın duz şaxtalarından danışıb. Indi Məsmə üçün hələlik görmədiyi Naxçıvan “möcüzələr ölkəsi”dir…

Məktəbin işlədiyi üç ildən artıq vaxtda şagirdlərin sayı on nəfərdən çox olmur. Samara şəhərində təkcə rəsmi məlumatlara görə on beş mindən çox azərbaycanlının yaşadığını nəzərə alanda yeganə mümkün nəticəyə gəlirsən ki, soydaşlarımız öz uşaqlarının ana dilini öyrənmələrində maraqlı deyillər. Və nəinki maraqlı deyillər, hətta fəal şəkildə əleyhinədirlər də. Bu, mürəkkəb məsələdir, qismən tarixi məsələdir və bu tarixin özü isə qismən xəstəlik tarixidir.

Biz burda Azərbaycandakı rus məktəblərinin məzunlarından və Bakının rus dilli məhəllələrinin törəmələrindən danışmırıq, belələrinin Samaranın Azərbaycan diasporunda xüsusi çəkisi də çox azdır. Samara azərbaycanlıları əsasən kəndlilərdir, yaşı qırx və qırxdan çox olanlar ruscanı Sovet ordusunda, əgər əsgərlik çəkiblərsə, öyrəniblər – bu, əlbəttə, kişilərə aiddir. Son on beş ildə gələnlərin ruscası məktəbdə öyrəndikləridir — əgər keçiblərsə. Ancaq ümumilikdə, nadir istisnalarla, azərbaycanlıların  ruscası, demək olar ki, qrammatik normalar tanımır, leksika cəhətdən çox bəsitdir. Burda hətta otuz il və daha artıq yaşayan soydaşlarımız az-çox ciddi bir fikri ifadə etmək istəyəndə aləmi qarışdırırlar bir-birinə. Bəzən aqressiv hücumlara məruz qalan, incidilən azərbaycanlı savadlı şəkildə milisə ifadə verə bilmir, televiziya jurnalistlərinə dərdini danışanda əcayib nitqi ilə özünə qarşı tamaşıçıda mərhəmətdən çox gülüş doğurur.

Həmin bu azərbaycanlı uşağı dil açan gündən onunla rusca danışır. Bu, bir növ özünmüdafiənin zəruri həddinin aşılmasıdır. Soydaşımız dili pis bildiyinə görə çəkdiyi çətinliklərdən, ünvanına eşitdiyi tənbehlərdən, qınaqlardan, kinayələrdən özü üçün kompleks yaradıb. Onun incikliyi indi öz ana dilinə də ünvanlanır və o nəinki istəyir uşağı ruscanı ruslar kimi bilsin, o həm də istəyir ki, uşağı Azərbaycan dilini, elə bil hər kəlməsinə lənət, qarğış hopmuş bu dili bilməsin…

Hər bir xəstəlik müalicə olunmayanda şiddətlənir: soydaşımız hərdən-hərdən ailəsiylə vətənə gedəndə qohum-qonşunun yanında öyünür ki, uşaqları azərbaycanca bilmirlər. Sübüt üçün uşaqları çağırır və onlarla bir neçə kəlmə rusca danışır. Rus dilli uşaqlar indi soydaşımız üçün status göstəricisidir, ona elə gəlir ki, qohum-qonşudan bir neçə pillə yuxarı qalxıb…

Uşaqlar bir az böyüyəndən sonra valideynlərinin ruscası onlarda gülüş  doğurur – ailə əslində bir-birinin dilini anlamayan iki hissəyə bölünür ki, bu da traqikomik sitüasiya yaradır…

Rus dilini, əlbəttə, azərbaycanlıların öyrənməyi yaxşı olardı, ancaq sovet dövründən bu dilin Azərbaycanda tədrisi fəlakət vəziyyətində olub. On illərlə Axundov adına institut rus dilini bilməyən məzunlara diplom verib məktəblərə göndərməklə xəstəliyi nəinki xroniki, hətta bəlkə də, dil müəllimi hazırlayan məktəblərin korrupsiya ocağı olduğunu nəzərə alsaq, sağalmaz edib.

Son vaxtlar Azərbaycanda dillə bağlı müzakirələr zamanı rus dilinin vacib müdafiəsi qəfildən Azərbaycan dilinə qarşı hücuma çevrilir. Səhv etmirəmsə, Oktay Ataxan adlı müəllif elə ucuz alıb getdi ki, axırda dedi rus məktəbləri olmasaydı, Azərbaycanın nə elmi, nə mədəniyyəti olardı. Bu iddiada irqçilik elementi olduğu şübhəsizdir — bu məni heç təəccübləndirmir, rus məktəblərinin məzunlarından belə şovinist-irqçi bəyanatları hələ sovet dövründə çox eşitmişəm. Elm barədə, savadsızlığıma görə, bir söz deyə bilmərəm, o ki qaldı mədəniyyətə… Səhv eləmirəmsə, gözəl nasir Əkrəm Əylisli Azərbaycan məktəbində oxuyub. Eləcə də gözəl şairlər Ramiz Rövşən və Vaqif Cəbrayılzadə. Mən hələ Molla Pənah Vaqifi demirəm…

Başqa bir Vaqif, Səmədoğlu, deyir ki, ingilis lordları ona Dostoyezskini, Puşkini orijinalda oxuya bildiyinə görə həsəd aparırlar…

Ah bu yazıq lordlar! Bir vaxt onlar bizim başqa bir şairimizə həsə aparırdılar ki, onun, ingilis lordları kimi iki yox, düz iyirmi altı babası var…

Hamısı da rus dilli bolşevik komissarı…

13.02.08 Samara

P.S.  Altı il əvvəl yazılmış və «Azadlıq»  qəzetində çap olunmuş bu məqalənin bu gün də aktual olduğunu düşünüb oxucularımızın diqqətinə tqdim edirik.